Category: игры

Category was added automatically. Read all entries about "игры".

Singer

Paris Stalker

Originally published at . You can comment here or there.

Если парк, о котором я писал в прошлый раз, парит над городом, но сегодняшний объект изучения ровно наоборот находится ниже уровня земли.
La Petite Ceinture, или «маленький пояс», как ни странно, тоже когда-то был железной дорогой. Как и Москва, Париж имеет кольцевую структуру. И как в Москве почти на уровне ТТК проходит МЦК, то и в Париже как раз в районе окольцовывающего город бульвара Периферик когда-то проходила замкнутая в круг железная дорога общей длиной 32 километра. Существенная часть этой дороги была упрятана в тоннели и не была видна из города. В 1993 году линию закрыли, но демонтировать не стали. При отсутствии какого бы то ни было плана застройки, землю, принадлежащую французскому аналогу РЖД под названием SNCF, частично приспособили под линейные парки. В общей сложности в Париже есть полдюжины километровых фрагментов «Маленького пояса», доступные для публики. Всю открывать не стали, так как во-первых, длинные тоннели не очень пригодны для гуляний, а во-вторых, именно из бывших железнодорожных тоннелей на изрытом шахтами юге города проще всего попасть в катакомбы, которые, как я вижу, хоть и патрулируются, но не сильно охраняются. Разумеется, закрытые участки мгновенно облюбовали клошары и катафилы (любители катакомб), а открытыми наслаждается почтенная публика.
Попасть на открытый кусок не сложно, но надо знать точно, где вход, ибо их на самом деле, довольно мало. Я давно собирался пройтись по Маленькому поясу, но первый раз, как ни странно попал туда совершенно случайно — я шёл в другой парк и свернул ради разнообразия на маленькую улочку, где увидел между домами лестницу вниз…
Маленький пояс представляет собой совершенно завораживающее зрелище. Это своеобразная квинтэссенция любимого Тарковским понятия «саба», когда природа берётся за рукотворные объекты. Службам, поддерживающим этот парк, удалось сохранить ощущение классических городских руин — брошенных станций и туннелей, заросших дикими растениями. Это абсолютно ландшафты «Сталкера» и вот-вот ждёшь, когда из темноты очередного туннеля выедет вагонетка с Кайдановским. Самое поразительно, конечно, не сама эта атмосфера — в России, например, подобных мест пруд пруди — а незаметное соседство с нормальным городом, одной из самых передовых и важных столиц Европы и мира. Стоит лишь поднять глаза наверх и над укрытыми плотной зеленью отвесными стенами бывшей железной дороги, увидишь совершенно обычные дома. А если глаза опустить, то переносишься в другое место и время, словно и нет в радиусе двухсот метров изящной османовской архитектуры.
125369422_4754961037910165_5964583083780845662_n
125363422_4754961041243498_7107337847236418160_n
125397389_4754961024576833_9099303707239501602_n
125373706_4754961267910142_4204658443305982307_n
Singer

Appartement search in Paris

Originally published at . You can comment here or there.

Одной из главных бюрократических хитростей, с которой пришлось столкнуться во Франции, это кафкианский по духу квест по аренды квартиры. Дело в том, что квартиру нельзя снять без банковского счёта и никакие наличные вперёд не принимают (кстати, по закону наличный расчёт ограничен 1000 евро — только до этой суммы арендодатель обязан принимать купюры), а счёт нельзя открыть… правильно, без постоянного места жительства, и квартира, снятая через AirBnb не работает. При этом для съёма квартиры при отсутствии зарплаты, превышающей стоимость аренды в три раза, практически всегда необходим гарант — француз с постоянным местом работы, который выступает поручителем. Ситуация с вирусом сейчас сложная, и собственники для снижения количества контактов сначала внимательно изучают комплект документов, а лишь затем соглашаются показать жилплощадь.
Короче говоря, это был, по-моему, самый сложный квест в моей жизни после вступительного сочинения в МГУ — я попал на тот уникальный год, когда факультет изменил существовавшим много лет неписаным правилам и практически повторил темы сочинений прошлого года. А в силу подобной традиции, бытовавшей в МГУ очень долго, во время подготовки традиционно меньше внимания уделялось тем произведениям, которые были на данном факультете на последнем экзамене.
Singer

«Ready Player One», 2018. Вся наша жизнь — игра

Ready Player One 2017 Steven Spielberg
Стивен Спилберг прекрасен в своей эклектичности, в своей способности, пусть с переменным успехом, но легко перемещаться между историей и фантастикой: от инфантильных преступников из Техаса до инопланетян; от динозавров до Амона Гёта; от мрачных миров Филипа Дика до Фрэнка Абигнейла, наконец, от Тинтина до Линкольна. В прошлом году, не изменяющий этой славной традиции, Спилберг ловко умудрился снять фильм о газете «Вашингтон пост» во время монтажа одного из самых своих технически сложных фильмов — экранизации фантастического романа Эрнеста Клайна «Первому игроку приготовиться».
В 2045 году мир окончательно погряз в виртуальной реальности. Для загнанных в огромные гетто людишек единственной отрадой становится возможность безостановочно жить в постоянно меняющемся мире грандиозной компьютерной игры (а скорее, вселенной) «ОАЗИС». Сам автор программы Джеймс Холлидей (Марк Райлэнс) уже умер, но оставил в игре надёжно спрятанные «пасхальные яйца», нахождение которых позволит одному счастливчику стать полновластным хозяином «ОАЗИСА». В погоню за секретами отправляется простой парень из трущоб Уэйд «Парсифаль» Уоттс (Тай Шеридан), который полагается на помощь своих четырёх виртуальных друзей и свои умения. Ему придётся столкнуться с противостоянием мощной корпорации IOI, которая вкладывает огромные деньги в добычу «пасхальных яиц», используя заигравшихся и обанкротившихся геймеров как долговых рабов, а также располагая штатом вполне себе реальной охраны, способной выследить конкурентов, практически беспомощных вне виртуального мира…

Ready Player One 2017 Steven Spielberg
Пиксели не живут на целлулоиде плёнки. Это аксиома кинематографической реальности, которая практически не знает исключений за всю 25-летнюю (в этом году как раз юбилей) историю экранизаций компьютерных игр. Если за рулём находится Пол Андерсон («Смертельная битва», «Обитель зла»), то у фильма ещё есть шанс принести прибыль. Шансы же получить хорошую критику за фильм для геймеров примерно равны шансу случайного нахождения очередного секрета в «ОАЗИСЕ». Что делать в таком случае одному из самых, если не самому играющему в компьютерные игры, режиссёру мирового кино? Режиссёру, который на первые крупные гонорары заставил одну из комнат в своём доме игровыми автоматами? Режиссёру, который сам создал компьютерную игру, успешно перевыпускавшуюся на протяжении 13 лет (серия «Medal of Honor»)? Как оказалось, ответ плавал на поверхности: надо снять фильм, посвящённый всем компьютерным играм сразу, благо уже есть литературный первоисточник.
Спилберг с головой погружает зрителя в сверхдинамичную пучину игровой реальности, лишь изредка выпуская нас на поверхность и давая глотнуть свежего воздуха в пыльных США образца 2045 года. Молодому поколению режиссёр предлагает традиционные аттракционы фантастического боевика: погони, драки и перестрелки. Родителям же Спилберг преподносит более изысканное блюдо — запредельное даже по тарантиновским меркам количество реминисценций из области массовой культуры прошлого, и прежде всего, восьмидесятых годов — от легендарной DeLorean, на которой ездит Парсифаль, до музыки «Van Halen» и абсолютно завораживающей сцены, когда геймеры попадают внутрь фильма Стэнли Кубрика «Сияние». Этот оммаж Спилберга одному из своих лучших друзей уже достоин похода в кинотеатр.
Нельзя не отметить, что просмотр работы Спилберга в кинозале воспринимается почти как преступление перед авторами — они вложили огромное количество труда, чтобы населить мир безумным количеством существ из самых разных игровых вселенных, которые мелькают на долю секунды на сверхнасыщенном дальнем плане. Вот уж точно фильм, созданный для повторного просмотра с пультом в руке — без кнопки «пауза» здесь и десятой части «пасхальных яиц» не разглядишь. При таком визуальном пиршестве драматургическая часть фильма максимально проста — непримечательные, как часто бывает у Спилберга, лица главных героев; туповатый главный злодей, который самый важный пароль (очень короткий) не может запомнить и пишет на бумажке; отсутствие бьющих наотмашь сюрпризов в процессе девиртуализации героев (хотя фраза «Ниндзя не обнимаются» прекрасна); отсутствие же демонстрации реального облика могущественного союзника IOI по имени i-R0k; предсказуемый и дидактический финал. Но в фильме не просто так звучит следующий диалог:

Parzival: Some people can read War and Peace and come away thinking it’s a simple adventure story…
Art3mis: Others can read the ingredients on a chewing gum wrapper and unlock the secrets of the universe.

Кто-то увидит в «Войне и мире» приключенческий роман, а кто-то откроет секреты вселенной, прочитав список ингредиентов на обертке от жвачки. Спилберг, развлекая зрителя напряжённым действием, подспудно не забывает показать, что для успехов в онлайн-игре не достаточно обладать развитым спинным мозгом. Загадки Джеймса Холлидея поддаются только человеку, сведущему в культуре и разбирающемуся в тонкостях психики и межличностных отношений. Чтение эмоций, понимание механизмов возникновения и функционирования любви, оказывается в конечном счёте гораздо важнее, чем способность быстро нажимать на кнопки. Важность психологически насыщенного межличностного общения вкупе с такой банальностью, как необходимость есть, и дают нам возможность верить, что полное переселение в «ОАЗИС» нам ещё не угрожает.