Category: история

Singer

«The Pawnbroker», 1964. Гарлемский холокост

Pawnbroker 1964
Главным героем фильма Сидни Люмета «Ростовщик» становится гарлемский ростовщик Сол Назерман (Род Стайгер). Когда-то серьёзный профессор немецкого университета, он потерял всю семью в концлагере и после войны перебрался в Америку. Сегодня он проводит рабочие дни в клетке ломбарда в грязном Гарлеме, а затем возвращается в свой частный дом на Лонг-Айленде, где живёт с сестрой, чья семья воспринимает Сола больше как денежный мешок. У главного героя есть содержанка Тесси (Маркета Кимбрелл), вдова его лучшего друга. Каждый раз, когда приходит Сол, Тесси приходится выслушивать оскорбления от своего умирающего отца Менделя (Барух Люмет, отец режиссёра). Оставивший все живые чувства в концлагере Сол абсолютно индифферентен к мольбам своих клиентов, закладывающих последнее. Умение пожилого еврея вести дела восхищает его ассистента и ученика — говорливого и амбициозного пуэрториканца Иисуса Ортиса (Хайме Санчес). Иисус мечтает когда-нибудь открыть свое дело. Пуэрториканцу готова помочь его девушка (Тельма Оливер), подрабатывающая проституцией.
Накануне двадцатипятилетия ареста всё чаще и чаще картины нью-йоркской жизни вызывают у Сола ассоциации с событиями в концлагере, будь то лай собаки, пришедшая продаться подружка Иисуса или наполненный евреями вагон подземки. Кроме того, к Солу начинает лезть в душу социальная активистка Мэрилин Бёрчфилд (Джеральдина Фицджеральд), которую цинизм и недоверие ростовщика совсем не испугали. Последней каплей для Назермана становится информация о том, что через его ломбард местный криминальный босс Родригес (Брок Питерс) отмывает доходы от борделей. Сол резко меняет своё поведение, начинает периодически срываться. Тогда Иисус, поняв, что учить его больше не будут, подговаривает друзей ограбить своего хозяина…

Pawnbroker 1964
Род Стайгер всегда говорил, что «Ростовщик» — его любимый фильм и его лучшая роль. Диапазон преображений его героя действительно поражает: от счастливого семьянина до жертвы концлагеря, от индифферентного эгоистичного буржуа до маски ужаса из «Герники» Пикассо. Работа с актёром всегда была едва ли не основным из множества талантов Сидни Люмета.
Рассказывая историю о холокосте, авторы помещают героя в, казалось бы, не очень подходящее пространство — заселённый нищими неграми и латиноамериканцами Гарлем, веселящийся под звуки джаза. На деле же Люмет обнаруживает огромное количество параллелей между немецким концлагерем и Нью-Йорком, ещё недавно страдавшим от сильнейшего антисемитизма (см. «Джентльменское соглашение» Элиа Казана). Даже ряд элитных домов Лонг-Айленда с ухоженными газонами визуально рифмуется с рядами бараков концлагеря. Что же тут говорить о Гарлеме? Душные вагоны метро мало чем отличаются от вагонов, в которых немцы свозили на уничтожение евреев. Улицы огорожены сетками, за которыми свирепо воют собаки и люди избивают друг друга. Гарлемцы живут впроголодь в страшных безликих панельных многоэтажках и отдают своих женщин на поругание. Главный ужас происходящего заключается в том, что семью Назермана везли в лагерь насильно, а обитатели Гарлема живут тут добровольно, и как показывает история Иисуса, шансов выбраться у них немного. Лучшей метафорой концлагеря современности становятся декорации за авторством художника Ричарда Силберта. В них повсюду клетки, будь то бедная квартира Тесси или богатые апартаменты Родригеса. Апофеозом этой темы становится ломбард. Сол Назерман, жизнь которого до концлагеря показана в залитом солнцем саду, весь свой рабочий день проводит в огромной клетке без окон. Клетки это громоздятся внутри помещения, перекрывая друг друга и возводя клетку «в квадрат». В ломбарде практически нет свободных прямых пространств — это дикий лабиринт, где после каждого второго шага героям приходится огибать очередную стену железной проволоки. В чреве этого лабиринта пытается спрятаться от всех своих прошлых страхов Сол Назерман. Здесь же он объясняет Иисусу, что для евреев деньги превыше всего, потому что у них отняли землю и отняли чувства. Здесь же к нему вернутся чувства после явления чернокожей блудницы. Здесь же он распнёт себя после финальной трагедии и пойдет аки Агасфер бродить по сумрачному Нью-Йорку, великолепно снятому бывшим документалистом Борисом Кауфманом. Образ клетки в фильме Люмета подчеркивается музыкальным и звуковым фоном. Он слишком назойлив, тесно окружает героя, зажимает его, не даёт вздохнуть, от него нельзя убежать. Сол Назерман никуда от него не может деться. Его преследует громкая молодёжная музыка дома, шум улицы и гудков на работе, скрежет поездов под окнами в гостях, бормотание умирающего старика за стенкой в доме у любовницы. Разрезает пространство иррациональная музыка Квинси Джонса, который написал основной саундтрек картины. Единственным моментом тишины для Назермана становится сцена близости с Тесси. И от этой тишины, робости, от того, что подана она параллельным монтажом с постельными забавами Иисуса, сцена секса становится чудовищной, почти символом смерти.
Монтаж является одной из самых сильных и оригинальных сторон картины. «Ростовщик» несмотря на свои достоинства — не самая заметная и известная картина Люмета. При этом монтажные ходы фильма мгновенно заполонили американские экраны под именем «подсознательного монтажа». Эксперименты Люмета вытекают из работ французских режиссёров группы «Левого берега», таких как Ален Роб-Грийе и Ален Рене, которые исследовали механизмы человеческой памяти. Люмет показывает, как в голове человека ассоциативная связь пробуждает страшные воспоминания, казалось бы, давно спрятанные. Сначала эти фрагменты прошлого отражаются лишь неуловимыми вспышками подсознания, лишь постепенно приобретая осязаемую форму и выходя на передний план. Монтажёр Ральф Розенблюм начинает с флешбеков по два кадрика, в которых зритель ничего не может понять. Постепенно длина флешбеков возрастает: четыре кадрика, восемь, шестнадцать и т. д. Наконец едва уловимые картинки картинки складываются в единый образ, и зрителю демонстрируется полный фрагмент прошлого, только что оживший в голове Сола. Вершиной этого приёма становится сцена в метро, куда в момент депрессии спускается Назерман. Здесь синхронизированы две круговые панорамы по вагонам, что фактически помещает сегодняшнего Назермана, едущего из Гарлема, в вагон, направляющийся в концлагерь.
«Ростовщика» объединяет с французским кинематографом тех лет не только монтаж. Снятый под джаз Квинси Джонса Борисом Кауфманом Нью-Йорк отлично рифмуется с Парижем, снятым Анри Декаэ под джаз Майлса Дэвиса. Реализм современного города, схваченный Сидни Люметом и его талантливой командой, и придаёт истории о мрачном прошлом такую силу воздействия.

Singer

«Ленин в октябре», 1937. Первая часть дилогии М. Ромма

Ленин в октябре 1937 Михаил Ромм
«Ленин в октябре» Михаила Ромма показывает подготовку и сам большевистский переворот 25 октября 1917 года. Фильм начинается с нелегального прибытия Ленина (Борис Щукин) в Петроград, а заканчивается провозглашением большевистской власти в только что захваченном Зимнем дворце. В сценарии Алексея Каплера параллельно показывается жизнь Ленина на конспиративной квартире, подготовка рабочих на заводе к вооружённому восстанию и метания Временного правительства. Наибольший интерес представляют эпизоды с Лениным. Во-первых, благодаря мастерству перевоплощения Бориса Щукина, который создает пусть и мифологический, но очень цельный образ, продуманный до последнего жеста. На него интересно смотреть, даже когда он просто ходит в пустой комнате и не слышен его поставленный голос. Во-вторых, необходимость постоянно скрываться, привносит в картину элемент напряжения, практически отсутствующий в других сценах. Также можно отметить отдельные юмористические находки (вроде сцены с захватом телефонного узла: «Да я тут не знаю, куда чего втыкать, а барышни все валяются в обмороке!»). В стилистике картины стоить отметить ледяной лаконизм геометрически четких декораций и экспрессионизм в освещении некоторых сцен. Подобные элементы очень любил Фриц Ланг. В целом же дебютная «Пышка» Михаила Ромма интереснее и снята лучше, а штурм Зимнего гораздо удачнее снят Сергеем Эйзенштейном в «Октябре».

Ленин в октябре 1937 Михаил Ромм

Singer

«Потомок Чингисхана», 1928. Завершение революционной трилогии В. Пудовкина

Потомок Чингисхана 1928 Всеволод Пудовкин
Фильм Всеволода Пудовкина показывает освобождение Монголии от британской оккупации в 1920 году. Британский скупщик даёт слишком маленькую сумму за роскошную лисью шкуру охотнику Баиру (Валерий Инкиджинов). Баир устраивает драку, а потом сбегает и попадает в отряд советских партизан. Во время попытки отбить захваченный скот Баир попадает в плен. Его расстреливают, а уже потом обнаруживают в его вещах документ, подтверждающее его прямое родство с Чингисханом. Из грязи достают умирающего Баира, с трудом выхаживают его и делают марионеточным правителем Монголии. Однако, когда Баир увидел свою шкурку на плече жены скупщика, он пришёл в неистовство, в одиночку разгромил штаб-квартиру англичан и возглавил народное восстание.

Потомок Чингисхана 1928 Всеволод Пудовкин
Прилежный ученик Льва Кулешова, Всеволод Пудовкин в своём киноязыке делает ставку прежде всего на монтаж. Именно его ритмичный, новаторский и пластичный монтаж является связующим звеном между порой весьма статичными кадрами (для красивых степных пейзажей это хорошо, а вот для крупных портретов — не очень). Монтаж создаёт настроение, определяет значимость сцен, наполняет их новым смыслом, наконец, эти мастерские склейки просто украшают картину. Особую культурную ценность придают картины документальные кадры древних ламаистских обрядов, которым уделено в картине много внимания. В целом «Потомок Чингисхана» — прекрасный образец советского формализма, со своей особой эстетикой.

Singer

«L’argent», 1928. Авангардная драма Марселя Л’Эрбье

L Argent 1928 Marcel L'Herbier
Марсель Л’Эрбье поставил «Деньги» под одноимённому роману Эмиля Золя. В центре повествования находится борьба двух крупных финансистов: Николя Саккарда (Пьер Альковер) и Альфонса Гундерманна (Альфред Абель). Гундерманну удаётся хитростью одержать верх над противником. Он в одночасье почти разоряет Саккард. Любовница Саккарда баронесса Зандорф (Бриггита Хельм) моментально уходит от него к Гундерманну. Саккард не отчаивается. Он знакомится с отважным лётчиком Жаком Амленом (Генри Виктор). Жак и его жена Лина (Мари Глори) не прочь разбогатеть. Жак отправляется в Южную Америку, чтобы разрабатывать новое нефтяное месторождение. Акции компании Саккарда опять начинают расти. Неожиданно появляется известие о гибели Жака. АКции моментально падают, и их скупает Саккард, получивший от своих людей шифрованную телеграмму, в которой говорится, что Жак жив. Теперь Саккард переходит ко второй части своего плана. Он выдаёт Лине чековую книжку на имя мужа, а через некоторое время говорит, что она подписывала необеспеченные чеки, и должна стать его любовницей, если не хочет, чтобы её муж попал в тюрьму. Лину неожиданно спасает Гундерманн. Он с помощью обворожительной баронессы Зандорф выведывает у Саккарда его секреты. Саккарда и только что вернувшегося Жака (в Америке у него стала развиваться слепота) арестовывают за махинации. Жака вскоре отпускают, а Саккарда сажают в тюрьму. Сразу же он втягивает тюремщика в свою следующую махинацию.

L Argent 1928 Marcel L'Herbier
«Деньги» обладают практически таким же новаторским стилем, как «Наполеон» Абеля Ганса. Отчасти это объясняется тем, что оба фильма снимал оператор Жюль Крюгер. В фильме очень подвижная камера, которая постоянно совершает сложные пируэты вокруг героев в огромных декорациях. Помимо подвижной камеры и съёмки с рук, Крюгер использует ракурсную съёмку, часто кладёт камеру на пол или поднимает под самый потолок. Вкупе с профессиональным монтажом, быстрым и очень продуманным, это придаёт картине особую свежесть и динамизм, помогает режиссёру глубже раскрыть каждую мизансцену и показать общее хаотичное возбуждение, творящееся в душах алчных героев. Собственно, последние годы немого кинематографа этим совершенством киноязыка и хороши. Ведь с приходом звука многие приёмы визуального раскрытия психологии героев отправили на полку и очень уж увлеклись речью.
Тематически фильм близок к «Доктору Мабузе» Фрица Ланга и фильмам Эриха фон Штрохейма того же времени. Практически все персонажи, мягко говоря, не симпатичны и одержимы жаждой денег. Все они в итоге становятся жертвами своей страсти и рабами презренного металла, который они хотели сделать своим послушным слугой. При этом страсть к деньгам тесно (хотя и не настолько, как у Штрохайма) завязана на страсть сексуальную. Сцены, в которых показано вожделение Саккарда к Лине и баронессе Зандорф — одни из лучших у Л’Эрбье по выразительности и максимальному использования всех возможностей немого киноязыка. Это захватывает даже больше, чем головокружительные панорамы биржи, снятые Крюгером.

Singer

«Падение династии Романовых», 1927. Очередное достижение советского монтажа

Падение династии Романовых 1927 Эсфирь Шуб
«Падение династии Романовых» – документальный фильм, собранный режиссёром и монтажёром Эсфирь Шуб целиком из материалов хроники. В фильме демонстрируется жизнь в России и Европе с 1913 по 1917 гг. Эсфирь Шуб так грамотно отобрала и скомпоновала материал, что страшные события, вроде революции и Первой мировой войны, представляются не просто оправданными социально-политической ситуацией, а даже закономерными. Фильм достаточно лаконичен. Первая половина показывает страшное социальное расслоение в России в период празднования трёхсотлетия дома Романовых. Дальше значительное место отведено под причины и ход Первой мировой войны. В кадрах еврпоейских дворов особенно интересно смотрится немецкий. В Германии гражданская верхушка страны в цилиндрах идёт такими стройными рядами, как в Российской империи военные не ходили. Заканчивается фильм кадрами с Лениным в 1917 году.

Падение династии Романовых 1927 Эсфирь Шуб
Фильм очень интересный и познавательный, несмотря на свою социалистическую пропагандистскую сущность. В области монтажа в двадцатые годы бал правил отечественный кинематограф в лице Сергея Эйзенштейна, Льва Кулешова, Дзиги Вертова. Одно из лучших тому подтверждений – мастерство Эсфирь Шуб, заставившей царя на кадрах помпезной хроники выглядеть слабым и обречённым только с помощью правильного монтажа. Режиссёра сложно обвинить и в спекуляции или в подтасовке. В конце концов, она ведь всего лишь берёт хроникальные кадры, снятые в одно и то же время, и ставит их рядом, достигая необходимого ей эффекта. Кадры настолько грамотно скомпонованы, что даже промежуточные титры становятся не очень важными и необходимыми.

P. S. На самом деле про современную Россию можно снять ещё более страшный фильм, но революции пока не видно даже на горизонте. Удобно клеить материал постфактум.

Singer

«Война и мир, часть 1″, 1965. Сергей Бондачрук берётся за Толстого

Война и мир 1965 Сергей Бондарчук Вячеслав Тихонов Анатолий Кторов
«Война и мир» Сергея Бондарчука – эпическая постановка невиданных масштабов. Первая часть, вышедшая в 1965 году, охватывает события романа до встречи князя Андрея с дубом. Картина вызывает двоякое впечатления. С одной стороны фантастическая, уникальная операторская работа Анатолия Петрицкого. Он, конечно, не Сергей Урусевский, но работу проделал громадную. Для каждой сцены Петрицкий выбирает свой язык. Чинный бал снят статично, когда Николай Ростов скачет на лошади – камера скачет на лошади, когда Наташа Ростова бегает по дому, ручная камера бегает за ней, когда пьют гусары – камера заваливается. Петрицкий выразительно и с чувством снимает многочисленные пейзажи, очень здорово играет со светом и цветом и взмывает со своей камерой под облака. К этому надо добавить особую пластику и объёмность картинки с широкоформатной плёнки и какое-то немыслимое для отечественной плёнки качество цветопередачи. За размахом (выверенные интерьеры, гигантская массовка, детальное воссоздание быта) и внешним блеском кроется холодный академизм и иллюстративность. За строгой передачей сцен и монологов романа теряется жизненность происходящих событий, нет ощущения, что находишься внутри психологического романа. К тому же в фильме, мягко говоря, странный кастинг. Из молодёжи хороша только Людмила Савельева в роли Наташи Ростовой. Олег Табаков (Николай Ростов) – ещё куда ни шло, но Олег Ефремов в роли Долохова и Василий Лановой в роли Курагина – за гранью моего понимания. Анастасии Вертинской дали кроткую-короткую роль Лизы Болконской. Сергей Бонадрчук (Пьер Безухов) и Вячеслав Тихонов (Андрей Болконский) не подходят для своих ролей и прекрасно это, кстати, осознают. Особенно Бондарчук, который при всём своём колоссальном старании не может сыграть человека на двадцать лет моложе себя и другого психотипа. В итоге Пьер получился весьма специфичным. Зато Бондарчук сделал большой подарок любителям театра и привёл на экран таких мэтров, как Борис Захава (Кутузов) и Анатолий Кторов (князь Болконский). Вот на чью тонкую игру действительно приятно смотреть. Что касается батальных сцен, то в первой части их толком нет. Массовка красиво бегает по полям туда-сюда, но боя, как такового, нет. Монтажные приёмы в фильме (окно к окну, спина к спина) – на любителя.

Война и мир 1965 Сергей Бондарчук Вячеслав Тихонов Анатолий Кторов

Singer

«Becket», 1964. История Томаса Бекета

Becket 1964 Peter Glenville Richard Burton Peter O'Toole John Gielgud
«Бекет» – экранизация Питером Гленвиллом пьесы Жана Ануя «Бекет, или Честь Божья». Король Англии нормандец Генрих II (Питер О’Тул) и сакс по происхождению Томас Бекет (Ричард Бартон) были в молодости большими друзьями. Бекет сопровождал Генриха, в его бесконечных поисках плотских утех. Генрих настолько любил Бекета, что дал ему дворянство, потом к неудовольствию знати произвёл его в канцлеры. На своём посту Бекет ловко защищал короля от нападок церкви. Неожиданно скончался архиепископ Кентерберийский. Вопреки ожиданиям страны, новым архиепископом стал не Лондонский епископ Фоллиот (Дональд Уолфит), а Томас Бекет, не имевший до этого к церкви никакого отношения. Генрих выбрал на столь ответственный пост преданного ему человека, которому он всецело доверял. Неожиданно Томас Бекет променял своего земного владыку на владыку небесного и превратился в яростнейшего борца за права церкви. Это стало ударом для Генриха, для которого умный и преданный Бекет фактически заменил отца, дав ему свою любовь и свои знания. К тому же Генрих страдает от отсутствия любви в своей семье – он давно уже не живёт со своей женой – Элеонорой АКвитанской, и не любит своих четырёх сыновей. Генрих обвиняет Бекета в краже казны. Бекет бежит во Францию к Людовику VII (Джон Гилгуд), потом прячется в монастыре с позволения Папы. Сильная личность Томаса Бекета не стерпела монастырского заточения, и он вернулся в Англию, где был убит по приказу Генриха прямо в соборе. Генрих принёс народу покаяние, подвергся бичеванию монахами у гробницы бывшего друга и объявил Бекета святым.

Becket 1964 Peter Glenville Richard Burton Peter O'Toole John Gielgud
«Бекет» – актёрское кино. Основное внимание в фильме уделено эволюции сложных отношений между монархом и его канцлером. Соответственно единственным серьёзным достоинством фильма является контрастная игра спокойного и сдержанного Ричарда Бартона на пике своей формы и достаточно открытого и экспрессивного Питера О’Тула, который хорошо вытаскивает на поверхность раздирающие его героя внутренние противоречия. Фильм красивый за счёт продуманных костюмов и декораций, а также хорошей операторской работы. Это создаёт нужный исторический фон, который не лезет на первый план и не отвлекает от доминирующей психологической линии произведения, которая в свою очередь затмевает линию историческую. Гленвиллю гораздо интереснее не история Бекета и Генриха, как исторических деятелей, а почти евангельская история отношений двух друзей, которых разлучил Бог.

Singer

«Gattopardo, il», 1963. Костюмный шедевр Лукино Висконти

Gattopardo 1963 Luchino Visconti Burt Lancaster Claudia Cardinale Alain Delon
В фильме «Леопард» Лукино Висконти показывает жизнь сицилийского князя Фабрицио Салины (Барт Ланкастер) в период Рисорджименто. Салина души не чает в своём честолюбивом племяннике Танкреди (Ален Делон), и осознанно женит его не на своей дочери, а на Анжелике Седаре (Клаудия Кардинале) – очень красивой, но малокультурной дочери местного перспективного землевладельца. Танкреди легко переходит из армии Гарибальди в армию короля. Салина же отказывается от места в сенате объединённой Италии. В разрываемой войной Сицилии Салина пытается сохранить старый уклад жизни, но постепенно осознаёт, что такому благородному леопарду, как он, нет места среди шакалов: конформистов и нуворишей, захватывающих власть и влияние.

Gattopardo 1963 Luchino Visconti Burt Lancaster Claudia Cardinale Alain Delon
«Леопард» принадлежит к редкой категории фильмов, которые должны длиться три часа, и ни минутой меньше. Только так можно полностью погрузиться в детально воссозданную атмосферу аристократической Италии середины позапрошлого века, и только после длинной и медлительной первой части фильма можно по достоинству оценить почти часовую сцену бала, завершающую фильм. Час экранного времени Фабрицио Салина, как загнанный в клетку лев, мечется по душному балу, осознавая, что мир рушится и земля уходит из-под ног. Пронзительно снят его прощальный вальс с молодой и красивой Анжеликой под ревностные взгляды Танкреди. Думаю, что Лев Толстой хотел бы на страницах своего романа высказать то, что выражает один из последних кадров фильма: уже на рассвете вытерший слезу князь смотрит на комнату, заставленную ночными вазами, а потом переводит взгляд на дам в ослепительно белых платьях.
Кто, как не дон Лукино Висконти ди Модроне, граф Лонате Поццоло, синьор ди Корджело, консиньор ди Сомма, Кренна и Аньяделло, аристократ и автор фильма «Чувство», мог снят такой удивительный шедевр об угасании аристократии? «Леопард» – перфекционистское кино, с огромным бюджетом, недоступным итальянским студиям. Необходимые деньги Висконти получил из Голливуда под Барта Ланкастера. Акробат из бедного района Нью-Йорка фантастически достоверно и красиво сыграл величественного князя, в очередной раз доказав, что для серьёзного актёра не существует никаких преград в перевоплощении, особенно при таком качественном гриме. К Ланкастеру Висконти подобрал хороших актёров, наполнив мир «Леопарда» выразительными персонажами. Особенно хорош духовник семьи Салина – отец Пирроне (Ромоло Валли). Снятые оператором Джузеппе Ротунно кадры настолько живописны, что возникает ощущение, что смотришь череду картин.

Singer

«Me, bebia, Iliko da Ilarioni», 1962. Грузинские зарисовки Тенгиза Абуладзе

Me, bebia, Iliko da Ilarioni 1962 Tengiz Abuladze
«Я, бабушка, Илико и Илларион» – набор эпизодов из жизни четырёх обитателей грузинского села до и после Великой отечественной войны: парня Зурико (Сосо Орджоникидзе), его вечно ворчащей бабушки (Сесилия Такаишвили), кривого дяди Илико (Александр Йорджолиани) и дяди Иллариони (Григол Ткабуладзе) – заядлого, но малоудачливого охотника. Абуладзе пытается в рамках одного фильма показать разнообразие сельской жизни в Грузии. Придерживаясь в целом комедийной, порой фарсовой, линии, он показывает и романтику юношеских увлечений Зурико, и стоическое отношение к лишениям, и трагедию Великой отечественной войны. Этим смешением настроений картина и интересна. Бесконечное подшучивание героев друг над другом может неожиданно смениться метафорическими военными кадрами, с застывшими людьми и брошенными на землю инструментами, которые сами играют «Священную войну». Военные эпизоды – лучшее, что есть в этой достаточно простой по содержанию картине, снятой, кстати, весьма непростыми очень длинными тревеллингами на холмах Грузии.

Me, bebia, Iliko da Ilarioni 1962 Tengiz Abuladze

Singer

«Judgment at Nuremberg», 1961. Стэнли Крамер судит весь мир

Judgment at Nuremberg 1961 Stanley Kramer Spencer Tracy Burt Lancaster Richard Widmark Marlene Dietrich Maximilian Schell Judy Garland Montgomery Clift
«Нюрнбергский процесс» Стэнли Крамера, посвящённый трибуналу над нацистскими судьями, я посмотрел как раз девятого мая. Крамер в своей погоне за социально значимыми темами залез на самый верх и взялся судить весь мир за приход к власти нацистов, избрав фоном один из малых Нюрнбергских процессов. Судья Ден Хейвуд (Спенсер Трейси) вызван из США в Германию чтобы судить четырёх видных представителей судебной власти рейха. Обвинителем является полковник США Тад Лоусон (Ричард Видмарк), защитником – немец Ганс Рольфе (Максимилиан Шелл). Одним из главных обвиняемых является бывший министр юстиции рейха Эрнст Яннинг (Барт Ланкастер). Главные обвинения защиты против обвиняемых – вынесение множественных приговоров к стерилизации и к смертной казни из-за политических убеждений обвиняемых или расовых предрассудков. По первому случаю свидетелем будет умственно неполноценный помощник пекаря Рудольф Петерсен (Монтгомери Клифт), а по второму – Ирен Хоффман (Джуди Гарланд), друг семьи которой, еврей, был обвинён в сожительстве с Хоффман и казнён за «осквернение» арийской расы. Ирен два года провела в тюрьме за отказ свидетельствовать против него. Важнейшим из внесудебных событий становится общение Дена Хейвуда с вдовой видного генерала, казнённого на одном из более ранних трибуналов, – миссис Бертхольт (Марлен Дитрих), которая убеждена в том, что её муж ничего не знал о зверствах нацистов, и суд над судьями угнетает добрых немцев, ничего не знавших о Гитлере.
Сам судебный процесс, поведение адвоката, попытавшегося уподобить заседание одиозным процессам тридцатых годов, неожиданное признание вины самим Эрнстом Яннингом выносят суровый приговор не только немецкому народу, по разным причинам поддержавшего приход НСДАП к власти, но также СССР, США, Великобритании и другим странам, потворствующим когда-то Гитлеру, а сейчас пытающимся давить на судей Нюрнбергских трибуналов в сторону оправдания виновных по тем же самым причинам – страха коммунистической агрессии.

Judgment at Nuremberg 1961 Stanley Kramer Spencer Tracy Burt Lancaster Richard Widmark Marlene Dietrich Maximilian Schell Judy Garland Montgomery Clift
Крайне жестокий по своим выводам, но очень правильный фильм, поставлен Крамером практически безупречно. Режиссёр поставил за камеру талантливого оператора Эрнеста Ласло и собрал в зале суда один из самых мощных актёрских составов за историю Голливуда, который блестяще справляется со своими сложными, драматичными ролями, включая и Джуди Гарланд, несколько лет не снимавшуюся в кино. При этом, если Барт Ланкастер, Спенсер Трейси, Ричард Видмарк и Максимиллиан Шелл ярче раскрываются в отдельных эпизодах (Ланкастер практически до последнего сохраняет каменное лицо), то Джуди Гарланд и великолепный Монтогомери Клифт выкладываются в каждом кадре своего свидетельского выступления. На очень высоком уровне находится работа постоянного монтажёра Крамера Фредерика Кнудсона. Музыки в фильме практически нет – её звуки не проникают в зал суда, чтобы не отвлекать от столь важных слов героев.
Стэнли Крамер, чьё режиссёрское мастерство ощутимо выросло со времён дебютных работ, взялся за одну из самых мучительных тем истории двадцатого века, актуальную и для нашей страны вплоть до сегодняшних дней. При этом он не превратил картину в холодный пропагандистский манифест, а насытил её великолепной актёрской игрой и глубоким психологизмом, прекрасно показав живых людей, отдельных винтиков страшной машины смерти.

P. S. Считаю, что перед просмотром «Нюрнбергского процесса» надо в обязательном порядка посмотреть другой фильм о Нюрнберге – «Триумф воли» Лени Риффеншталь.