Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Singer

«Sea Wolf, the», 1941. Морской шедевр Майкла Кёртица

Sea Wolf 1941 Michael Curtiz Edward G. Robinson John Garfield
После пары добротных романтических фильмов на морскую тематику с Эрролом Флинном Майкл Кёртиц взялся за экранизацию романа Джека Лондона «Морской Волк» по сценарию Роберта Россена. «Волк» Ларсен (Эдвард Робинсон) — капитан корабля «Призрак». Лишь те, кому нечего терять, нанимаются на корабль этого тирана, начитавшегося Ницще и Мильтона. Как раз таким человеком является гордый матрос Джордж Лич (Джон Гарфилд). Проблемы с законом вынуждают его вступить в команду «Призрака» несмотря на его дурную славу. Отходя от Сан-Франциско «Призрак» подбирает двух выживших в кораблекрушении: писателя Хамфри Ван Вейдена (Александр Нокс) и сбежавшую из тюрьмы преступницу Рут Вебстер (Ида Люпино). Вопреки протестам спасённого, Ларсен назначает Хамфри юнгой и отправляет мыть посуду на кухню к коку Куки (Барри Фицджеральд).
Хамфри удаётся возродить в спившемся судовом враче Прескотте (Джин Локхарт) веру в себя. Прескотт успешно проводит переливание крови Рут и после этого выходит на палубу трезвый, в сюртуке, и требует, чтобы команда уважительно к нему относилась. Ларсен для вида поддерживает его инициативу, а потом унижает и доводит до самоубийства. Джордж Лич готовит бунт. Его сообщникам удаётся скинуть за борт Ларсена и его первого помощника, но капитан чудом выбирается из моря. Парой хитрых маневров он возвращает к себе былую власть. Мучающие Ларсена мигрени приводят к периодам кратковременной слепоты. Во время очередного приступа корабль покидают в шлюпке Рут, Джордж и Хамфри. В бочках с водой они обнаруживают уксус — хитрый Ларсен пронюхал о побеге заранее. На Ларсена нападает его брат. Когда к кораблю в поисках воды возвращается шлюпка, беглецы обнаруживают, что «Призрак» опустел и медленно тонет. Но капитан не покинул корабль. Он запирает Джорджа в трюме, а сам запирается в своей каюте с Хамфри и ведёт с ним очередной диалог о человеческих ценностях. Хамфри хитростью вынуждает Ларсена отдать ключ от трюма Рут. Ларсен убивает Хамфри и сам погибает на тонущем корабле. Рут и Джордж уплывают к острову, который виднеется неподалёку.

Sea Wolf 1941 Michael Curtiz Edward G. Robinson John Garfield
«Морской волк» — один из лучших фильмов Майкла Кёртица, который находится на пике своей формы (через год он снимет «Касабланку»). «Морской волк» разительно отличается от фильмов Кёртица с Флинном. О реалистичности этого фильма говорит уже тот факт, что камера практически всё время двигается, имитируя качку. Как и «Морской ястреб», «Морской волк» очень красив. Выразительны его первый сцены, снятые в густом тумане, выразительны и мрачные кадры, снятые в тесных каютах «Призрака». Интересно наблюдать, как Кёртиц постепенно сгущает краски в своих морских картинах, начиная с «Капитана Блада». Из достаточно объёмного романа Россен выжал самые психологические напряжённые сцены. Накал стихает лишь в умных беседах капитана и юнги, который привлёк морского волка своим интеллектом и душевными достоинствами. В нём Ларсен ищет друга. принципиальный одиночка и мизантроп нашёл наконец человека, которому он может высказать свои сомнения, раскрыть свою душу, оправдаться. Эту двойственность жестокого капитана блестяще сыграл Эдвард Робинсон. Актёрская игра в фильме вообще находится на очень высоком уровне. Несколько прямолинеен и плосковат Александр Нокс, а Джон Гарфилд, Барри Цицджеральд и Джин Локхарит играют очень хорошо. Персонаж Иды Люпино не несёт сюжетообразующих функций, но скрашивает эту жестокую мужскую драму, привнося в неё еле заметную любовную линию и давая героям лишний повод проявить себя.
По сравнению с «Мятежом на Баунти» Фрэнка Ллойда шедевр Кёртица обладает намного более интересным визуальным рядом, большим драматизмом повествования и глубиной проработки хорошо сыгранных героев. Капитан Блай в исполнении Лоутон выразительнее, чем Ларсен Робинсона, но не обладает достаточной внутренней глубиной. Таким образом, «Морской волк» становится эталонной морской драмой, прекрасной во всех отношениях.

Singer

«Enemy Below, the», 1957. Морская дуэль с Робертом Митчумом

Enemy Below the 1957 Dick Powell Robert Mitchum
«Враг под нами» Дика Пауэлла повествует о противостоянии американского эсминца и немецкой подводной лодки в годы Второй мировой войны. На эсминец «Хэйнс» прибывает новый капитан Моррелл (Роберт Митчум). «Тыловая крыса», он служил на мирных кораблях и ему надоело быть мишенью, захотелось пострелять. На третий день пути от Тринидада команда эсминца засекает подводную лодку капитана фон Штольберга (Курт Юргенс). Фон Штольберг смертельно устал от войны, от нацистской пропаганды, считает, что во Второй мировой войне нет места людям, настолько механизированны теперь подводные лодки. Опытные капитаны начинают долгую игру в «кошки-мышки». Капитан Моррелл читает мысли фон Штольберга и прочно сидит у него на хвосте, не давая себя подбить. Глубинные бомбы эсминца не наносят существенного урона подводной лодке, а лодка не может выйти на позицию для торпедного залпа. Немцы пытаются прорваться к своим кораблям, а американцы пытаются не потерять лодку до прибытия подкрепления. В итоге, фон Штольбергу удаётся торпедировать эсминец. Подводная лодка всплывает, чтобы добить корабль, но хитрый капитан Моррелл лишь имитировал пожар на судне и остановку двигателей. Он легко подбивает подводную лодку и лично помогает фон Штольбергу спасти с горящей подводной лодки своего первого помощника Хайни (Теодор Бикель).

Enemy Below the 1957 Dick Powell Robert Mitchum
В этой картине практически не метафизики и психологизма. Полтора часа напряженного ожидания под звуки сонаров, пропеллеров и писк радаров. Морского боя, как такового, практически нет, есть лишь очень эффектные взрывы глубинных бомб, да два запуска торпед. Авторы фильма гораздо больше внимания уделяют душной клаустрофобичной атмосфере на подводной лодке, более выгодной с точки зрения драматизма, нежели относительно спокойное поведение американцев на эсминце. Кстати, считается, что подводная лодка в фильме показан крайне не достоверно – она слишком большая, а команда слишком чистая для настоящей боевой подводной лодки Второй мировой войны. Оператор Гарольд Россен снял картину в широком формате, идеально подходящем для изображения кораблей. «Восстание «Кейна»» представляется гораздо более интересным фильмом о жизни на военном корабле.

Singer

«Caine Mutiny, the», 1954. Э. Дмитрык устроил бунт на военном корабле ВМС США

Caine Mutiny 1954 Edward Dmytryk Humphrey Bogart Fred MacMurray Lee Marvin
Продюсеру Стэнли Крамеру достаточно долго не давали снимать «Восстание «Кейна»". ВМС США не хотели сотрудничать на съемках фильма о бунте на военном корабле, который казался немыслимым: времена «Мятежа на «Баунти»" давно прошли. В итоге фильм снять разрешили, но с вступительным титром, говорящим, что на военных кораблях США никогда мятежей не было. Режиссёром Крамер взял Эдварда Дмитрыка.
На небольшой минный траулер «Кейн» прибывает молодой офицер Уилли Кит (Роберт Фрэнсис). Он застаёт корабль в страшном состоянии. Ржавая посудина населена каким-то недисциплинированным сбродом (самого небритого и неопрятного моряка играет Ли Марвин, ветеран ВМС). Беспутного капитана вскоре сменяет капитан Филип Куиг (Хамфри Богарт). Желчный и подозрительный Куиг станет для «Кейна» своим капитаном Блаем. Капитан Куиг поставит себе целью с помощью железной дисциплины сделать из «Кейна» лучший траулер флота. Лейтенант Том Кифер (Фред МакМюррей) потихоньку начинает убеждать Уилли и лейтенанта Стива Марика (Вэн Джонсон) в сумасшествии капитана. Вот краткий перечень «подвигов» Куига. Он перерезал собственный трос, увлёкшись распеканием матроса, не заправившего рубашку в брюки. Во время боевого задания в районе Пёрл-Харбора Куиг испугался обстрела и обогнал десант, который должен был прикрывать. Как-то капитану не хватило пятой порции клубники со льдом, он заподозрил кражу и перерыл весь корабль в поисках мифического дубликата ключа от холодильника, хотя в середине расследования ему по секрету сообщил один из офицеров, что знает, кто съел клубнику, и никакого ключа не существует. Апофеозом стал серьёзный шторм (блестящая работа мастера по спецэффектам Лоуренса Батлера) в ходе которого Куиг растерялся, стал отдавать неверные приказы и вынудил лейтенанта Марика под угрозой крушения отстранить капитана. Как и в случае с печально известным «Баунти» за бунтом последовал трибунал. Независимые психиатры доказали трезвость рассудка капитана Куига, прокурор (Э. Дж. Маршалл) разгромил все доводы адвоката Барни Гринвальда (Джоз Феррер), Том Кифер убедил суд, что это Марику пришла в голову идея о сумасшествии капитана, и лейтенант Марик уже приготовился к смерти на виселице. Его спасло появление капитана в качестве свидетеля. Поведение Куига на долгом допросе у Барни Гринвальда, в ходе которого нормальный человек превратился в невротика и параноика на глазах поражённых судей, поставило всё на свои места. В финале картины напившийся на банкете по случаю спасения лейтенанта Марика Барни рассказывает всем, какой трус на самом деле Том Кифер и упрекает офицеров в том, что они сидели в США в те годы, когда капитан Куиг проливал кровь за свою родину.

Caine Mutiny 1954 Edward Dmytryk Humphrey Bogart Fred MacMurray Lee Marvin
Эта картина, на мой взгляд, достаточно поверхностно раскрывает отношения между различными чинами на корабле. «Мятеж на «Баунти» в данном контексте интереснее. Морская жизнь здесь – это яркие цветные кадры морских боев и штормов Франца Планера. Дмитрык сосредотачивает своё внимание на поведении героев, их мотивации и характерах. Трусливый провокатор Том, мечтающий стать писателем, наивный Уилли, пытающийся найти золотую середину во всём и лейтенант Марик, сначала горячо защищавший капитана, а потом превратившийся в его злейшего врага. Хамфри Богарт играет на недосягаемом для других актёров уровне. Снятый очень крупным планом его финальный монолог о ключе является, без сомнения, одной из вершин творчества великого актёра. Смертельно больной Богарт, которому жить осталось от силы год, ещё и внешне прекрасно подходит на роль мрачного Куига. Собственно, без Богарта фильм потерял бы половину, если не больше, своих достоинств.

Singer

«L’Atalante», 1934. Знакомство с поэтическим реализмом

Atalante 1934 Jean Vigo Boris Kaufman Michel Simon
«Аталанта» – последний фильм очень рано ушедшего из жизни французского режиссёра Жана Виго. «Аталанта» – название баржи, на которой происходит большая часть действия фильма. Начинается картина со сцены сельской свадьбы. Процессия, возглавляемая молодыми, доходит до берега канала, где невесту с помощью длинного бревна переносят на баржу. Теперь это будет её дом. Жюльет (Дита Парло) – сельская девушка, которая навсегда покидает родные края ради молодого капитана баржи по имени Жан (Жан Дасте). На «Аталанте» помимо них живут двое помощников Жана – бывалый моряк папаша Жюль (Мишель Симон) и молодой парень. По пути до Парижа отношения между четырьмя людьми, зажимаемыми в маленьком замкнутом пространстве бесконечными кошками папаши Жюля, испортятся. Жан окажется человеком эгоцентричным, недалёким. Он не очень понимает романтизма своей жены, он начинает сильно ревновать её к по детски простоватому папаше Жюлю, с которым Жюльет быстро находит общий язык. Жюльет страдает от тоски по родине, от бытовой неустроенности.
В Париже молодожёны один раз сошли на берег, где Жан тут же приревновал жену к какому-то случайному ухажёру. Вскоре Жюльет, очарованная огнями большого города сбегает с баржи и растворяется в Париже. Жан впадает в глубокую апатию, всё время думает о Жюльет, и не может думать ни о чём другом. Поняв, что существование баржи под угрозой папаша Жюль берёт дело в свои руки, находит Жюльет и возвращает её в объятия мужа.

Atalante 1934 Jean Vigo Boris Kaufman Michel Simon
У «Аталанты» очень необычный язык повествования. Фильм явно является попыткой нащупать новое направление. Снятое братом Дзиги Вертова оператором Борисом Кауфманом красивое поэтичное безмолвное вступление, напоминающее о немом кино вскоре сменяется необычными бытовыми сценами, когда сюжетное развитие замирает, и в дело вступают мелочи, психологические тонкости бытовой жизни без отточенных диалогов. На каких-то нюансах Жан Виго красиво раскрывает проблемы людского непонимания и нетерпимости, хорошо наращивая нужное депрессивное настроение.