Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Singer

Lang as a murder suspect

Originally published at . You can comment here or there.

Я всегда задавался вопросом — в чём психоаналитическая причина такого патологического интереса Ланга к теме всеобщей вины, способности любого человека убить и мотиву идеального убийства. Было очевидно, что это неспроста.

Секрет оказался до банального прост — Лиза Розенталь, первая жена любвеобильного австрийца, через два года брака покончила с собой, обнаружив в объятиях мужа его сценаристку — Теа фон Харбоу. Ланга обвиняли в убийстве. С этого момента у режиссёра развилась параноидальная мания всё записывать — каждое действие, меню каждой трапезы, каждый телефонный звонок. И с этого же момента мы точно знаем ответ на программный вопрос Ланга: «Почему я интересуюсь убийством?» — так была названа его статья 1947 года. Также, совершенно очевидно, откуда растут ноги «Ярости», «Дома у реки» и «Вне пределов разумных сомнений» (один из моих любимых фильмов Ланга, уж точно любимый из американских).

Singer

Viols en France

Originally published at . You can comment here or there.

«Во Франции изнасилование происходит каждые 7 минут». Весь город оклеен подобными сообщениями на тему прав женщин. Конкретно эту надпись клеили пять старшеклассниц сразу после школы. Правда, по официальной статистике одно изнасилование приходится на каждые 23 минуты (22900 в год). Во Франции лишь в 1980 году серьёзно пересмотрели соответствующую статью уголовного кодекса, увеличив наказание и расширив применение. Реально даже после введения в УК максимального 30-летнего наказания, большинство дел до уголовного суда не доходят. В 2006 году приняли закон, по которому нахождение жертвы и насильника в браке является отягчающим обстоятельством, никакой «брачной презумпции согласия» больше нет.
Проблема для Франции, судя по высокой статистике, довольно острая, и, видимо, не случайно возникло в начале XXI века направление в кино «новый французский экстрим», тяготеющее к полупорнографичным историям о насилии (Гаспар Ноэ), а прекрасный фильм «Она» Верховена получил 11 номинаций на премию Сезар и был назван фильмом года.

Singer

Скандал на Сезаре

Originally published at . You can comment here or there.

Иронично, что Флоранс Форести, отказавшаяся выходить на сцену для закрытия церемонии Сезар в 2020 после присуждения приза Роману Полански (который сбежал из США, будучи обвинённым в изнасиловании 13-летней девочки), без всяких смущений открывала церемонию под музыку Гари Глиттера — ещё одного педофила, отбывающего 16-летний тюремный срок за сексуальные действия с 12-летней девочкой, совершённые, кстати, ровно тогда же, когда и изнасилование Саманты Гейнер польским режиссёром.
Можно, конечно, предположить, что ведущая не обладала всей полнотой информации в момент своего танца, но выглядит это сейчас как непоследовательность, словно некоторые педофилы равнее других.

Singer

«Вне закона», 1986.

Down By The Law 1986
Действие фильма Джима Джармуша «Вне закона» происходит в Новом Орлеане. В одной камере замызганной местной тюрьмы оказываются три узника: сутенёр Джек (Джон Лури), которого подставили и обвинили в развращении малолетних, диджей Зак (Том Уэйтс), в пьяном виде согласившийся перегнать по городу тачку, не зная о трупе в багажнике, и итальянский шулер Боб, убивший преследователя бильярдным шаром. До прихода итальянца, плохо говорящего по-английски, Джек и Зак коротали дни в молчаливом унынии. Экстравертному Бобу же не просто удаётся растормошить сокамерников, он помогает им бежать из тюрьмы. Быстро оторвавшись от преследования, беглецам приходится ещё долго блуждать по байу Луизианы, прежде чем они выберутся к жилью — маленькому ресторану, которым владеет итальянка Николетта (Николетта Браски). Здесь Боб останется, а Зак и Джек разбредутся по своим дорогам.

Down By The Law 1986
Также, как и в предыдущем («Страннее чем в раю»), и в последующем («Таинственный поезд») фильме, Джим Джармуш применяет чёткую трёхактную композицию: полчаса в городе, полчаса в камере и сорок минут в бегах. Стройность и продуманность сценария становится ещё более очевидной, если вспомнить, что главных героев тоже трое. Треугольник персонажей позволяет режиссёру одновременно искать сходства и противопоставлять героев. Пару двойников, которых так любит находить Джармуш, составляют жители Нового Орлеана. Фильм начинается с их почти идентичных ссор с любовницами, подвергающими сомнению их профессиональные и человеческие качества, а затем Джек и Зак оказываются на скамье подсудимых за тяжёлые преступления, которые они не совершали. Грязные исписанные стены тюрьмы, кстати, мало чем отличаются от лаконичных необустроенных жилищ героев. Двое героев угрюмо смотрят друг на друга и не особо пытаются выстроить хоть какие-то отношения, предпочитая оставаться наедине со своими мрачными мыслями и тешить свою исключительность.
Драматическая ситуация резко меняется в середине фильма, когда в камеру попадает персонаж Роберто Бениньи. Он принципиально не похож ни на Джека, ни на Зака — плохо говорит по-английски, сидит действительно за убийство, пусть и непредумышленное, и обладает открытым характером и поэтическим воображением. Первое время он вызывает недоумение сокамерников, однако вскоре оказывается, что эта несхожесть как раз и являются ключом к установлению контакта. Боб вносит разнообразие в унылую жизнь арестантов — сочиняет стихи и играет с ними в карты. Когда итальянец рисует на стене камеры окно как символ свободы, Джеку остаётся лишь мрачно усмехнуться и пошутить, что в данном случае надо говорить «смотреть на окно», а не «в или через окно». Творческий ум неунывающего Боба находит способ побега и позволяет автору переместить повествование на природу — в покрытые водой топкие байу, которые очень выразительно снимает оператор Робби Мюллер, доставшийся Джармушу от своего кинематогарфического крёстного отца — Вима Вендерса. Герои совершенно не умеют ориентироваться, а Боб даже не умеет плавать, но это не мешает им уйти от преследования и затеряться в бескрайних болотах. Здесь Боб ещё раз волшебным образом спасает новых друзей от голодной смерти — поймав голыми руками и зажарив без спичек целого кролика. Этот фокус лишний раз подчёркивает условность для режиссёра жанровых ходов. Побег из тюрьмы, да ещё и на юге США — классический сюжет американского кино, на который снято множество картин — от остросоциального «Я — беглец из банды» Мервина ЛеРоя до фарсового «О, где же ты, брат?». Однако Джармуш, которого гораздо больше волнуют персонажи, чем история, полностью пренебрегает ключевыми элементами жанра — и сам побег и погоня сняты максимально условно и тезисно: сидят; сбежали; оторвались; вышли. Никакого напряжения не возникает и от классического хичкоковского хода с невинно обвинённым, который здесь помножен надвое.
Финал фильма невольно навевает воспоминания о «Великой иллюзии» Жана Ренуара. Там тоже была строго трёхчастная история о побеге, в третьем акте которой двое беглецов-французов находят вопреки языковым барьерам приют и женскую ласку в домике немки-крестьянки. Ренуар этой сентиментальной нотой завершал картину о братстве народов (строго на уровне своих сословий!). У Джармуша беглецы также выходят к домику с одинокой чужестранкой, но братства народов не возникает — итальянцы остаются друг с другом, чтобы говорить на одном языке, а одинаковым, но подчеркивающим свои различия, американцам приходится уйти.
Джармуш в картине о людских отношениях применяет оригинальный мизансценический приём — насколько это возможно, он всегда показывает всех участников сцены в одном кадре. Внутрисценический монтаж в картине сведен преимущественно лишь к смене угла при сохранении крупности — мы опять видим всех героев вместе. Изображение словно выражает тоску режиссёра по современной разобщённости и некоммуникабельности. Лишь на время действия фильма герои окажутся вместе и пообщаются, а в последнем кадре (всё ещё общим для обоих) разбегутся кто куда, оставшись такими же вечными одиночками, как и большинство героев Джармуша.

Singer

«Zodiac», 2007. Доказать нельзя отпустить

Zodiac

Шестой полнометражный фильм Дэвида Финчера описывает события, с которыми режиссёр сам столкнулся во времена своего детства. В его память врезались полицейские, которые несколько недель неотступно сопровождали его школьный автобус в пригороде Сан-Франциско. Тогда-то будущий режиссёр и услышал впервые страшное имя — Зодиак. Именно так прозвал себя серийный убийца, унесший жизни минимум пяти человек в конце шестидесятых годов.
Действие фильма начинается 4 июля 1969 года, когда Зодиак расстрелял из пистолета уединившуюся в машине пару. Следующее аналогичное убийство он совершит в сентябре — на этот раз он будет действовать ножом — а уже через две недели Зодиак застрелит в упор таксиста в пригороде Сан-Франциско. Маньяк работает неаккуратно — убивает женщин наверняка, а мужчины при этом выживают. Однако, словесные описания жертв и случайных свидетелей не дают полиции никаких зацепок. Более того, Зодиак настолько уверен в своей безнаказанности, что рассылает в местные газеты шифрованные и нешифрованные письма с описанием своих планов. Расследованием дела занимается инспектор Дэйв Тоски (Марк Руффало), который постоянно наталкивается на бюрократические препоны, и два сотрудника San Francisco Chronicle — криминальный журналист Пол Эвери (Роберт Дауни-младший) и замкнутый художник Роберт Грэйсмит (Джейк Джилленхол). Среди нескольких сотен подозреваемых находится наиболее вероятный кандидат на роль Зодиака — рабочий Артур Ли Аллен (Джон Кэрролл Линч) — одинокий мужчина, уволенный когда-то из школы за педофильские наклонности и рассказывавший когда-то своему коллеге о предполагаемых убийствах, которые в деталях совпадают с уже совершёнными. Отсутствие прямых улик и отрицательные результаты почерковедческой экспертизы вынуждают полицию оставить Аллена в покое. Расследование заходит в тупик: Дэйв Тоски в итоге со скандалом уходит из полиции, Пол Эвери вскоре после получения угроз от Зодиака спивается и также покидает свою работу. Лишь Роберт Грэйсмит как одержимый, ставя под угрозу свой брак и жизни своих детей, продолжает раскапывать всё новые и новые косвенные улики, которые позволили бы ему доказать, что именно Артур Ли Аллен является легендарным серийным убийцей.

Zodiac

Трудно снимать кино при условии, что зрители знают финал, и финал этот не в пользу главных героев. Зодиак так и не был пойман, и это известный факт. Всё, что может предложить фильм с точки зрения драматургии — изложить историю журналистского расследования Роберта Грэйсмита, по книге которого и писался сценарий, а сам Грэйсмит вместе с Дэйвом Тоски выступил консультантом фильма. Темой работы Финчера становится чудовищная разобщённость общества, которая и не позволила в итоге поймать не слишком-то одарённого психопата, который лезет на рожон: пишет письма, спокойно мимо полицейских патрулей пешком уходит с места, звонит в прямой эфир телепередач. Психопату Зодиаку удобно существовать в обществе одиночек. Первый шифр был вскрыт не ФБР и не ЦРУ, а простой семейной парой, любящей шарады. Ключевой свидетель пришёл в полицию сам, и к его словам с первого раза всерьёз не отнеслись. Часть важнейших косвенных улик добыли журналисты из Chronicle. Как может приблизиться с загадке инспектор Тоски в такой ситуации? Полиция, где он служит, не способна нормально выполнять свою работу не только по причине некомпетентности и разобщённости провинциальных отделов, но и по причине бюрократических проблем — пока прокуратура раскачивалась и выписывала ордер на обыск дома Аллена, он успел вывезти из своего трейлера пару мешков прямых улик, а схожий с убийцей размер обуви и перчаток к делу в качестве улик приобщить нельзя. Дэйв Тоски — единственный из трёх ключевых персонажей, который постоянно находится в кадре со своим напарником, однако этот напарник практически никак не фигурирует в расследовании. Грэйсмит и Эвери часто находятся в кадре одни, отрезанные от своих собеседников монтажной восьмёркой. Фактически движущим стержнем картины становится жертвующий семьёй Роберт Грэйсмит, который с маниакальной одержимостью в течение полутора десятков лет под периодически раздающееся в телефонной трубке тяжёлое дыхание маньяка всё своё свободное время тратит на раскрытие загадки, которая так и не будет решена волею случая — Артур Ли Аллен, отсидевший за время развития событий фильма срок за педофилию, умрёт незадолго до возобновления расследования. Одиночество, некоторая нелюдимость и вера в свою избранность являются объединяющим фактором между самозванным сыщиком и подозреваемым. На этом сходстве и построена молчаливая кульминация фильма, сталкивающая безмолвными многозначительно-кулешовскими взглядами двух главных героев.
«Семь», предыдущий фильм Финчера о маньяке, захватывал зрителя излишне изощрёнными убийствами и напряжённой игрой в кошки-мышки между преступником и полицейскими. Триллер с Брэдом Питтом куда ближе по своей структуре к «Грязному Гарри» (1971), с показа которого в «Зодиаке» сбегает инспектор Тоски, не выдержав голливудской версии поимки Зодиака Клинтом Иствудом. Вместо динамичного действия, предельно сжатого во времени, Финчер в «Зодиаке» погружает зрителя во временно-пространственный лабиринт, заставляя непрерывно прыгать по разным пригородам Сан-Франциско, перемахивая, то через дни, то через года. Бесконечные допросы и поиски (все убийства заканчиваются за сто тридцать минут до конца фильма) проходят в мрачных декорациях. Ласковое калифорнийское солнце ярко светит во время самого из жестоких убийств Зодиака, в то время как практически все остальные сцены разворачиваются или ночью, или в интерьерах, куда плохо проникает солнечный свет. Характерный для Финчера принципиально лишённый ярких красок мир фильма — это потёмки, в которых бродят герои, тщетно пытаясь найти решение одной из самых сложных и в чём-то даже изящных криминалистических загадок США ХХ века. Выстраданное решение, возможно, и не принесет больше света в Сан-Франциско, но уж точно зажжёт огонёк в душе Грэйсмита и Тоски, которые добрались до правды, пусть и недоказуемой.

Singer

«Suburbicon», 2017. Одноэтажный ад

Suburbicon 2017
События середины ХХ века всегда были в центре внимания режиссёрского взгляда Джорджа Клуни. И на этот раз в своей шестой работе он переносит зрителя в США 1959 года, в идиллический одноэтажный городок Субурбикон, буквально только что построенный. Ярко-зелёные газоны и словно сошедшие с рекламных проспектов дома, обставленные по последнему слову науки и техники, не очень устраивают главного героя — финансового директора Гарднера Лоджа (Мэтт Деймон). Да что говорить про дом, если Гарднера не устраивает его жена Роуз (Джулианна Мур) — он предпочёл бы жить с её сестрой-близнецом Маргарет (Джулианна Мур). В голове американца созревает план — убить жену, обставив это как ограбление, а на полученные по страховке деньги улететь с Маргарет на остров Аруба, который не выдает преступников. Разумеется, идеальное преступление оборачивается огромным множеством проблем, начиная с несговорчивых подельников и пронырливых страховых агентов и заканчивая сыном Гарднера по имени Ники (Ноа Джуп), который, к сожалению, слишком быстро раскрыл отцовский план и осознал, что является теперь обузой на пути Гарднера Лоджа к счастливой жизни на Карибском море…

Suburbicon 2017
Авторы сценария узнаются мгновенно. Это Джоэл и Итан Коэны, давно и успешно снимающие Джорджа Клуни в своих фильмах. «Субурбикон» построен вокруг самого типичного для братьев сюжета — американец средних лет хочет провернуть криминальное дельце, надеясь, что после этого его жизнь круто переменится в лучшую сторону. Разумеется, ему это не удаётся, причём не столько из-за того, что план изначально был обречён на провал, сколько из-за череды мелких случайностей. Авторы фильма берут идеализированную плакатную Америку времён своего детства и безжалостно её развенчивают, создавая гротескный мир, в котором с каждой секундой экранного времени всё труднее и труднее встретить нормального человека — от туповатых полицейских до водителей автобуса, подрабатывающих в свободное время наёмными убийцами (излюбленная братьями Коэн профессия). И дело здесь не только в чудаковатости, на которой держится комическая составляющая драматургии, сколько в том, что в определённый момент времени практически каждый герой фильма способен на убийство разной степени хладнокровности. Лучше всех в роли убийцы, конечно же, смотрится Джулианна Мур — хичкоковская блондинка в розовом платье на фоне современной кухни, выкрашенной в зелёный цвет.
Если бы картина осталась в форме бытовой криминальной драмы, как её задумали братья Коэн ещё в восьмидесятые (сценарий начали писать ещё в 1986 году), то «Субурбикон» превратился бы в изящный оммаж голливудской звезды своим режиссёрам. Однако, как видно по темам, которые избирает Клуни для своих режиссёрских работ, мы видим, что он крайне неравнодушен к политике. Именно эта тяга к мощному социальному высказыванию и стала той самой «обузой» в планах Клуни снять цельный фильм, который будет и развлекать, и соответствовать повестке дня. Джорджу Клуни, видимо, было мало заложенных в сценарий нескольких шуток о протестантах и евреях и он объединил сценарий братьев Коэн с экранизацией реального события из жизни маленького городка Левиттауна в Пенсильвании, где в 1957 году, за два года до событий в Субурбиконе, толпа пыталась выжить из города приехавшую афро-американскую семью Майерсов. Джордж Клуни переселяет Майерсов в Субурбикон и даже делает их соседями Гарднера Лоджа. Травля Майерсов, показанная вскользь, будет смонтирована параллельно с дикими событиями в доме главного героя, придавая событиям ещё большую абсурдность — трупы множатся в доме Лоджей в тот момент, когда в ста метрах от дома, на параллельной улице стоит несколько машин полиции. Однако, Майерсы никоим образом не влияют на жизнь своих соседей. Например, трогательная сценка со змеёй, которую дарит чернокожий мальчик белому сверстнику Ники никоим образом дальше не играет в развитии истории. По большому счёту, вся эта травля введена в повествование исключительно с политическими целями — показать, до какой степени неадекватности доходили когда-то жители одноэтажной Америки, убеждённые в том, что все ужасы в семье Лоджей как-то коррелируют с приездом первой негритянской семьи. Не вписанная никоим образом в жизнь главного героя, эта агитационная линия становится выпирающим бельмом на глазу ироничной чёрной комедии, разыгранной прекрасными актёрами.

Singer

«John Wick» di(tri)logy — 2014, 2017. Баба-яга в тылу врага

John Wick
«Джон Уик» — режиссёрский дебют Чада Стахелски — бывшего каскадёра и дублёра Брэндона Ли и Киану Ривза. В трилогии (пока отсняты только два фильма, третий выйдет в 2019 году) Киану Ривз играет бывшего нью-йоркского киллера по кличке «Баба-яга». Когда-то он работал на русскую мафию, но решил завязать, не зная, что «если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя», и что, если ты уже выбрал судьбу, то от неё не сбежишь. По воле злого рока именно сын бывшего работодателя угоняет у Джона легендарный Форт Мустанг 1969 г., а заодно и убивает собаку киллера — подарок недавно скончавшейся жены. Молодой и горячий Иосиф Тарасов (Альфи Аллен) наслаждается вседозволенностью, так как его отец и дядя — криминальные авторитеты (Микаэль Нюквист и Петер Стормаре). Увы, даже все силы русской мафии не в силах остановить мстительного вдовца в строгом тёмном костюме. Примерно после сотни трупов Джон Уик останавливается, возвращает себе машину и…
…вынужден снова выйти на работу — итальянец Сантино Д’Антонио (Риккардо Скамарчо), которому Джон Уик обязан жизнью, требует оплатить долг и ликвидировать Джанну Д’Антонио — сестру мафиози. К сожалению, правила ассоциации киллеров «Континенталь», которую возглавляет некий мистер Уинстон (Иэн Макшейн), и в которую входит Джон Уик, запрещает под страхом смерти игнорировать долговые векселя, подписанные своей кровью. После смерти Джанны, Сантино открывает охоту на Уика. В ходе долгой погони Джон Уик убивает итальянца прямо в личном баре Уинстона, что является ещё одним грубейшим нарушением правил «Континенталя». Теперь жизнь главного героя не стоит и ломанного гроша — Уинстон рассылает сотням киллерам контракт на Джона Уика, которому из человеколюбия и уважения даёт один час отсрочки.

John Wick
Первый Джон Уик вызывал лёгкое недоумение. Сотня трупов в обмен на жизнь собачки, загадочный нью-йоркский отель, обеспечивающий киллеров всем необходимым, полное отсутствие полиции — даже в случае пятиминутной перестрелки в клубе прямо напротив ратуши Нью-Йорка. Нет, один страж закона в кадре всё-таки появляется, смотрит на трупы в доме Уика и со словами: «You, uh, workin’ again?», уходит в ночную тьму. Второй «Джон Уик» значительно превзошёл первую часть в своей абсурдности: полиции в этом мире, опять же, нет; зато есть колоссальное количество наёмных убийц — на улицах, в переходах, в метро невозможно не столкнуться с ними. По Центральному парку разгуливают десятки киллеров, объединённые в одну большую профессиональную сеть — по городу, где все убийцы, грабители и ревнивые мужья вместе взятые убивают всего три сотни человек в год. Невозможно даже представить себе демографию и экономику подобного общества. Вместо того, чтобы искать реалистичность в этом боевике, стоит обратить взор на рекламную кампанию, которую провел дистрибьютер картины «Lionsgate». Студия активно продвигала фильм через онлайн-шутер «Payday 2», в который были включены герои фильма. Мир Джона Уика — это и есть мир компьютерной игры, где нет полиции, трупы бесследно исчезают, все игроки знают друг друга, имеют общие каналы общения и у каждого есть своя база, где можно пополнить запасы оружия или восстановить здоровье. Вся их жизнь сводится к убийствам, которые воспринимаются как норма (даже прохожие в некоторых сценах практически не обращают внимание на разворачивающуюся перед ними мясорубку). Экранное пространство замкнуто — вся пальба происходит или в интерьерах или на тёмных улицах, где стены создаются ночной мглой. Даже пистолет Киану Ривз всегда держит близко-близко к лицу — если снять его субъективной камерой, получится композиция из классического шутера «Doom», где внизу экрана, прямо перед глазами, торчит фаллический ствол. Поэтому-то Уик и бессмертен — мы просто не замечаем, как он сохраняется и загружает сохранение, а в конце второй части просто переходит на новый уровень. С другой стороны, может быть, перед нами просто один из модулей «Матрицы», растянутый до двух (трёх) полнометражных фильмов, Ведь именно в бесконечных тренировочных боях чувствовал себя как рыба в воде дублер Нео и по совместительству режиссёр «Джона Уика».

Singer

«The Long Goodbye», 1973. Рип ван Марлоу

Long Goodbye 1973
«Долгое прощание» — экранизация очередного романа Рэймонда Чандлера про частного детектива из Лос-Анджелеса Филипа Марлоу (Эллиот Гулд). Как-то поздно вечером появляется друг Марлоу Терри Леннокс (Джим Боутон) и просит довезти его до Мексики. Марлоу невозмутимо соглашается, а на следующий день оказывается в полиции. Оказывается, Терри перед отъездом убил свою жену, и Марлоу предъявлено обвинение в пособничестве. Только от Марлоу отстали копы (Терри Ленокс покончил с собой), как на смену им приходят бандиты местного авторитета Марти Огастина (Марк Райделл). Оказывается, в ночь отъезда у Терри с собой были деньги Марти, которые бандит намеревается теперь получить с Марлоу. Помимо решения собственных проблем Марлоу по заказу соседки Терри Ленокса Эйлин Уэйд (Нина ван Палландт) должен найти её мужа — писателя Роджера Уэйда (Стерлинг Хэйден). Роджер довольно быстро находится в какой-то клинике, но скоро тонет в пьяном виде в океане. Зато выясняется, что он был любовником жены Терри Ленокса, а соответственно, мог быть убийцей. Между тем жадные бандиты становятся всё ближе и опаснее…

Long Goodbye 1973
Роберт Олтмен, новатор и пересмешник, разделавшись с военным фильмом и вестерном, на этот раз взялся за нуар и снял на традиционный сюжет нечто совершенно противоположное — антинуар. Филип Марлоу остался почти таким же, каким был тридцать лет назад в исполнении Хамфри Богарта и Дика Пауэлла: циничный, вечно курящий, одинокий частный детектив, который не боится ни полиции, ни бандитов. При этом всё вокруг Марлоу изменилось. Детектив словно заснул (не зря один из лучших романов Чандлера называется «Глубокий сон») на тридцать лет и проснулся в семидесятых. Вокруг него новые машины, в моде солнце, яркие костюмы, здоровый образ жизни. Этот же чудак всё время курит, ходит в чёрном костюме и водит драндулет сороковых годовых. Его шутки уже давно никого не могут развеселить, а понятия о чести и нравственности безнадёжно устарели. Устойчивой размеренной камере контрастно снятых нуаров Олтмен и его великий оператор Вилмош Жигмонд противопоставляют мягкое изображение переэкспонированной плёнки, снятое на мятущуюся камере, которая ни секунды не стоит на места, отражая шаткое положение сонного Марлоу. В эту стилистику ещё и отлично вписывается импровизационный стиль Олтмена, в котором первую скрипку играет обкуренный и непросыхающий от алкоголя на площадке Стерлинг Хайден, бывший когда-то звездой гангстерских фильмов пятидесятых. В результате Олтмен за год до выхода великого «Китайского квартала» снял стилистически один из самых оригинальных неонуаров, которые только-только стали входить в моду.

Singer

«Big Combo», 1955. Тьма мастера света

Big Combo 1955
«Большая комбинация» Джозефа Льюиса — один из последних классических нуаров. Лейтенант Леонард Даймонд (Корнел Уайлд) не спит днями и ночами, охотясь за криминальным боссом мистером Брауном (Ричард Конте). Мистер Браун уже семь лет возглавляет местную мафию и решает все свои проблемы исключительно деньгами, лишь в крайнем случае прибегая к услугам двух своих громил: Фанте (Ли Ван Клиф) и Минго (Эрл Холлиман). Поэтому Леонарду очень трудно найти какие бы то ни было улики против Брауна. Леонард начинает следить за девушкой бандита — Сьюзан Лоуэлл (Джин Уоллес). Однажды Сьюзан попадает в больницу после неудачной попытки самоубийства и в бреду произносит одно имя: «Алисия». Это имя даёт Леонарду ключ к расследованию событий семилетней давности, из-за чего Брауна теряет свой лоск и всё чаще берётся за оружие. Параллельно Леонард крепко влюбляется в Сьюзан…

Big Combo 1955
«Большая комбинация» лишена болезненной сексуальности лучшего нуара Льюиса «Без ума от оружия», но отношения между мужчиной и женщиной в этом детективе также выходят на первое место. Фактически противостояние Даймонда и Брауна разворачивается на любовном, а не на криминальном фронте. У каждого из трёх главных героев есть свой любовный треугольник. Потеря мужской привлекательности в глазах Сьюзан гораздо больше способствует его краху, нежели действия лейтенанта. Браун живёт по своей философской системе — надо уметь ненавидеть, тогда тебя будут любить и бояться, а это вознесёт тебя на вершины власти. Примечательно, что Корнел Уайлд и Джин Уоллес во время съёмок фильма состояли в браке.
Фильм Льюиса схож сюжетно с вышедшим двумя годами ранее нуаром Фрица Ланга «Большая жара». Главным героем обоих фильмов является полицейский, который теряет любимую. В обоих фильмах главным злодеем является коррупционер, старающийся не пятнать руки кровью. Наконец, в «Большой жаре» любовница бандита влюбляется в полицейского. При этом фильм Ланга более жесток и лишён чувственности, присущей работе Льюиса. Интересно, что изобразительно «Большая комбинация» гораздо ближе к немецкому экспрессионизму, из которого вырос Ланг. Картину Льюиса снимал выдающийся оператор Джон Олтон, который доводит до совершенства работу с минимальным количеством жёстких источников света, превращая окружающее героев пространство в лабиринт беспроглядной тьмы. Буквально три сцены в фильме сняты при солнечном свете, и две из них происходят за пределами города, где развивается действие. В тёмном пространстве, разорванном резкими световыми лучами, мечется между добром и злом Сьюзан Лоуэлл. Неслучайно фильм начинается с её бега по влажному ночному городу — классического пейзажа нуара. И квинтэссенцией экспрессионизма Олтона, данью Фридриху Мурнау, становится финальная сцена, где Сьюзан, как охотница за вампирами, выжигает мистера Брауна из липкой спасительной тьмы лезвием прожектора.
Работу Льюиса хочется сравнить не только с картинами немцев, но и с гангстерской классикой Уильяма Уэллмана «Враг общества». Это примеры фильмов, где уровень отдельных сцен значительно превосходит уровень картины в целом. Так у Льюиса дважды очень изобретательно обыгран слуховой аппарат, казалось бы, незначительная деталь в ухе правой руки Брауна — Джо Макклура (Брайан Донлеви). Аппарат, во-первых, становится орудием изощрённой пытки Леонарда, а во-вторых, позволяет Льюису в сцене убийства самого Макклура убрать звуковую дорожку, отчего безмолвные на экране автоматы ещё громче начинают звучать в голове зрителя.
В целом «Большой ансамбль» — нуар, в котором наибольший интерес представляет не столько режиссура или актёрская игра (второстепенные персонажи, порой, интереснее основных), сколько классическая для нуара работа Джона Олтона.

Singer

«Odd Man Out», 1947. Тяжела и неказиста…

Odd Man Out 1947 Carol Reed
…жизнь ирландца-террориста. Главным героем фильма Кэрола Рида «Выбывший из игры» является ирландский террорист Джонни Маккуин (Джеймс Мэйсон). После побега из тюрьмы он скрывается на квартире у своей подруги Кэтлин (Кэтлин Райан). Джонни только что спланировал ограбление фабрики и настаивает, что должен принять в нём непосредственное участие. Друзья тщетно пытаются отговорить Джонни, так как он уже больше года не выходил на улицу и находится в плохой физической форме. Во время ограбления Джонни не может во время сесть в машину, он получает пулю в руку и сам убивает одного из сотрудников фабрики. Подельники уезжают, а слабеющий от потери крови террорист прячется в брошенном бомбоубежище в трущобах. Уже к обеду весь Белфаст оцеплен полицией, идут повальные обыски. Кэтлин договаривается с капитаном одного из кораблей, который уходит ровно в полночь, что он поможет ей вывезти Джонни из страны. Из трёх подельников Джонни двоих тем же вечером убивает полиция, а третий случайно находит своего друга и жертвуя собой позволяет ему бежать. С этого момента начинается блуждание находящегося в полубессознательном состоянии Джонни по ночному городу и ряд встреч с жителями Белфаста, которые не хотят помогать ему, но и полиции не выдают.
Поздним вечером дождь уступает место снегу, на поиски возлюбленного выходит сама Кэтлин, за которой неотступно следит полиция, а за Джонни начинает охотиться эксцентричный художник Люки (Роберт Ньютон), который страстно желает написать его портрет именно в таком экзистенциальном состоянии…

Odd Man Out 1947 Carol Reed
Фильм Кэрола Рида довольно просто начинается, но быстро погружает зрителя в привычную по нуарам атмосферу влажного ночного города. Мне этот фильм представляется странной смесью «Осведомителя» с «Мистером Аркадиным». Здесь огромное количество ярких и блестяще сыгранных эпизодических персонажей, отменная игра самого Мэйсона, экспрессионистский свет и барочные декорации (особенно полуразрушенный дом Люки, в котором виден «Третий человек», также снятый Робертом Краскером). Огромное количество перипетий совмещается с абсолютной пассивностью Джонни, который только и может, что передвигаться на небольшие расстояния, превозмогая боль. Неспособность Джонни что-либо делать самостоятельно и его зависимость от окружающих случайных людей придаёт картине дополнительное измерение и обостряет проблему чувства и долга, которой посвящён этот фильм.