Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Singer

Vogue 1920-2020

Originally published at . You can comment here or there.

С выставки «Vogue 1920-2020» в Palais Galliera в Париже. Катрин Денёв на обложках журнала с 1962 по 2004 гг. мои фавориты: 1 и 7. Сначала выбрал, а потом убедился, что обе фотографии сняты Ньютоном.

Vogue Catherine Deneuve

Singer

ANGRY MODE ON

Originally published at . You can comment here or there.

ANGRY MODE ON
Я, конечно, не математик, просто использую иногда математические методы в киноведческом анализе, но хотелось бы высказаться по поводу общественного взгляда на гуманитарные науки (прежде всего, говорю об истории, искусствоведении и психологии). Точные науки, особенно, сегодня, в эпоху Интернета, как мне кажется, находятся в куда более выигрышном положении — всё-таки пока ещё есть какие-то представления, что просто так на пустом месте диспут по химии или высшей математике не устроишь (я не говорю о клинических случаях, типа плоской земли). В то же время уже рекламируют курсы, которые обещают сделать из человека «эксперта» в искусствоведении или психологии буквально за 3 месяца («ведь учиться 5 лет совсем не обязательно»). Судя по моему опыту, огромное количество людей готово рассуждать о гуманитарных науках, считая, что здесь не важна научная база, а нужно только умение говорить. Сколько сейчас в сети развелось доморощенных психологов, киноведов и историков. Уму непостижимо. Вот давеча один российский режиссёр на полном серьёзе заявил, что непрофессионалам позволено в исторической науке «по-своему трактовать истину (!)». Все мои подобные дискусси обычно заканчиваются на просьбе дать хотя бы одну ссылку на источник/литературу.
В общем, мне кажется, что математикам всё-таки сильно проще, или просто мне не попадаются трёмесячные курсы квантовой физики или обывательские дискуссии в ФБ о теореме Ферма.
ANGRY MODE OFF

Singer

M — Myth

Originally published at . You can comment here or there.

Как синоним чего-то очевидного и бесспорного очень часто приводят два утверждения: «2х2=4», «Волга впадает в Каспийское море». Хотелось бы напомнить, что ни то, ни другое утверждение не является таковым. 2х2=11 в троичной системе счисления и 2х2=10 в четверичной системе счисления. Т. е. утверждение верно только при определённых условиях, которые должны быть заданы (этим мы ещё в школе баловались).
Что касается постулата о Волге, то он вообще не может являться верным, ибо с точки зрения географической науки в Каспийское море впадает река Кама, притоком которой является Волга (Кама почти в полтора раза длиннее, полноводнее и к тому же прямее в точке слияния). Однако, руссоцентризм официальной науки назвал Каму после Алексеевского Волгой, так как Волга течёт из Тверской области, а Кама — из Удмуртии. Об этом гидрологическом курьёзе мне в школе не рассказывали.
Короче говоря, это повод задуматься о поисках чего-то более незыблемого и пересмотреть «Расёмон» заодно.
Singer

Vatican science

Originally published at . You can comment here or there.

Справедливости ради, стоит сказать, что церковь далеко не всегда отличалась мракобесием по отношению к науке. Например, Григорианский календарь был введён папой Григорием XIII несмотря на некоторые протесты учёных. Более того, «развитые» протестантские страны продолжали жить по Юлианскому календарю.
Великобритания пользовалась устаревшим календарём Римской империи аж до XVIII века. Поэтому, кстати, Шекспир и Сервантес не умирали в один день, ибо их страны жили по разным календарям. Точнее, такое заблуждение существовало, пока дату похорон Сервантеса считали датой смерти. Сейчас известно, что они умерли с разницей в один день с разницей в десять дней (запутанно, но это звучит именно так).

Singer

«Девять дней одного года», 1962. Последний игровой фильм Михаила Ромма

Девять дней одного года 1962 Михаил Ромм Алексей Баталов Иннокентий Смоктуновский
«Девять дней одного года» рассказывают о жизни трёх молодых физиков-ядерщиков: гения не от мира сего Дмитрия Гусева (Алексей Баталов), циничного теоретика Ильи Куликова (Иннокентий Смоктуновский) и их возлюбленной Лёли (Татьяна Лаврова). Фильм разбит на девять эпизодов, каждый из которых изображает события одного дня. В первый день в результате сложного опыта, необходимого для получения мирной термоядерной реакции, сильно облучаются Гусев и пожилой физик профессор Синцов (Николай Плотников). Синцов явно словил смертельную дозу. Он возлагает на Гусева продолжение исследования. Второй день показывает выписку Гусева из московской больницы. Он скрыл от врача, что это уже второе сильное облучение в его жизни. Гусев, Лёля и Куликов едут в ресторан. Мужчины ведут разговоры о роли науки, о войне. Лёля выбирает между ними. Недавно она сделала предложение Илье, но при виде подвижнического энтузиазма Димы, делает предложение уже ему. Третий день показывает свадьбу Лёли и Димы в закрытом физическом городке. Четвёртый день изображает мучения Лёли в бытовой жизни с новым мужем, которым ничем не интересуется, кроме науки, и похоже, ему не очень нужна Лёля. На пятый день в городок по приглашению Димы приезжает Илья. Дима получает сильный поток нейтронов, его поздравляет весь институт. Один только Илья знает, что во время опыта Дима ещё раз облучился. Шестой день демонстрирует, что прогресса в исследованиях нет, пучок нейтронов не контролируется. Седьмой день чета физиков проводит в деревне, где родился Дима. Мать его не дождалась, отца волнует вопрос, делал ли его сын бомбу. Половину восьмого дня Дима проводит дома. Он уже тяжело болен. Илья взял в руки его проект. Илья и Лёля скрывают от Димы, что новая установка не приблизила их к мирному термояду. Во второй половине дня Дима узнаёт правду. Лёля пытается выяснить, действительно ли она была ему нужна весь этот год, не пропала ли даром её жертва. На девятый день Дима ложится в клинику. Он хочет, чтобы ему сделали операцию по пересадке костного мозга. Пока только ставились опыты на собаках, и каждая вторая умирала. Дима нашёл донора – увлечённого медика, которого заинтересовал случай Димы. За несколько часов до операции Дима весел, порывается пойти и друзьями в ресторан.

Девять дней одного года 1962 Михаил Ромм Алексей Баталов Иннокентий Смоктуновский
«Девять дней одного года» сняты в преддверии страшного Карибского кризиса, поставившего мир на грань ядерной войны. Посыл фильма «День, когда Земля остановилась» не был услышан. Одной из основных тем фильма является моральная сторона подобных научных исследований, проблема тесного сотрудничества науки и военного дела в двадцатом веке. Это постоянно обсуждают Дима и Илья, а также двое сотрудников института, которых играют Евгений Евстигнеев и Михаил Козаков. Тема науки, которой отдают жизни, порой заслоняет собой человеческие проблемы героев. Татьяна Лаврова неглубоко разыгрывает любовную линию, превращая её почти в формальную. Она вообще слабо смотрится, зажатая двумя великими актёрами: Смоктуновским и Баталовым. Ромм практически вычеркнул из фильма быт, снял картину в предельно минималистских декорациях – голых стенах квартиры Гусевых и бесконечных тёмных коридорах института. Всё это вместе с отсутствием музыки, хорошим движением камеры и выверенными мизансценами работает на создание особого цельного стиля. Интересно, что при этом первая треть фильма наполнена яркими и запоминающимися юмористическими диалогами. В итоге получилась весьма интересная и оригинальная шестидесятническая драма.

Singer

«Весна», 1947. Двуликая Любовь Орлова

Весна 1947 Григорий Александров Любовь Орлова
«Весна» уже практически лишена той излишней фарсовости, которая была присуща первым буффонадным музыкальным комедиям Григория Александрова. «Весна» – фильм о том, как режиссёр Аркадий Громов (Николай Черкасов) пробует актрису Веру Шатрову (Любовь Орлова) на роль серьёзного учёного. Чтобы посмотреть на настоящих учёных, Аркадий направляется в Институт Солнца, где знакомится с профессором Ириной Никитиной (Любовь Орлова). Вера и Ирина оказываются удивительно похожими друг на друга, что предоставляет создателям широкий простор для юмористических ситуаций. Для Любови Орловой двойная роль позволяет продемонстрировать своё актёрское мастерство, сыграв в одном фильме обычную актрису, сухого учёного, и актрису, пытающуюся сыграть сухого учёного. Рядом с Орловой хорошо смотрятся Черкасов, Ростислав Плятт и Фаина Раневская в чудесной роли домработницы Маргариты Львович.
Абсолютная оторванность от реальности, выражающаяся в фантастических костюмах, огромных классицистических интерьерах и странных научно-исследовательских конструкциях, (нечто подобное, но в меньших масштабах можно наблюдать в «Строгом юноше» Абрама Роома) придаёт фильму особый шарм. Авторы, впрочем, сделали попытку сблизить этот причудливый сон с реальностью, начав фильм с натурных съёмок на улицах Москвы.