Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Singer

«Bataille du rail, la», 1946. Французский неореализм

bataille du rail 1946
«Битва на рельсах» — ода Рене Клемана отважным французским железнодорожникам. В фильме с детальной точностью показано, как находящиеся на оккупированной территории работники железной дороги срывают доставку немецкого подкрепления к Ла-Маншу во время высадки союзников в Нормандии. Сначала зрителю демонстрируются будни рабочих. Под неусыпным взором немцев они провозят контрабанду, вывозят людей на свободные территории Франции, портят локомотивы и вагоны. Немцы в ответ на очередную акцию саботажа расстреливают шестерых заложников. Поступает известие о высадке союзников. Немцы снаряжают на север несколько паровозов с техникой и солдатами под прикрытием грозного бронепоезда. Хитростью местному начальнику станции (Робер Лере) удаётся заставить немцев поехать по очень опасной одноколейной ветке. Сначала французы устраивают на путях крушение другого поезда. Когда немцы подвозят тридцатитонный кран для разбора путей, рабочие перепиливают опорную цепь, кран падает. Немцам приходится искать пятидесятитонный кран, чтобы убрать с путей рухнувший тридцатитонник. Потом партизаны с базукой устраивают засаду на бронепоезд. Они проигрывают бой, зато удаётся пустить под откос следующий за бронепоездом состав, набитый танками. Заканчивается фильм прибытием на станцию первого поезда свободной Франции. Хладнокровному начальнику станции, который провёл эту сложнейшую операцию выпадает честь сделать первую запись в новом графике движения поездов.

bataille du rail 1946
«Битву на рельсах» Рене Клеман задумал как документальный фильм, который превратился в игровой, но большинство ролей в нём исполняют сами бойцы Сопротивления. Фильм начали снимать ещё во время войны. Документальность и наличие коллективного героя сближают «Битву на рельсах» с ранними фильмами Сергея Эйзенштейна. Одна из музыкальных тем фильма звучит отголоском музыки из «Стачки», а в крушении поезда есть прямая цитата из аналогичной сцены в «Арсенале» Александра Довженко, который, как известно, является для украинского режиссёра «экзаменом на Эйзенштейна». Эта же документальность, использование непрофессиональных актёров и обилие натурных съёмок сближает «Битву на рельсах» с итальянским неореализмом. Правда, у Клемана страдает драматургическая составляющая — банально не хватает спаспенса, что существенно разрыхляет картину.

Singer

«Our Hospitality», 1923. Второй полный метр Бастера Китона

Our Hospitality 1923 Buster Keaton
Действие фильма Бастера Китона «Наше гостеприимство» перенесено в начало девятнадцатого века. Из Нью-Йорка в провинциальный город на одном из первых паровозов приезжает молодой человек Вилли МакКей, чтобы вступить в права наследства. Когда-то его отец был убит в результате кровной вражды с кланом Кэнфилдов. Мать увезли Вилли в Нью-Йорк, где потом умерла. Джозеф Кэнфилд (Джо Робертс) с двумя взрослыми сыновьями встречает свою дочь (Натали Толмадж), которая приехала на одном поезде с Вилли. Вскоре братья Кэнфилды узнают, что Вилли — их кровный враг, но тут как раз их сестра приглашает понравившегося ей Вилли в гости, а в семье Кэнфилдов чтут законы гостеприимства. Вилли, узнав о грозящей ему опасности, пытается до последнего задержаться в доме своих кровных врагов. Потом он всё-таки сбегает и пытается уехать обратным поездом, но ему не удаётся, и начинается долгая погоня Кэнфилдов за Вилли. Сначала Вилли убегает от них по опасным скалам, а затем попадает в стремительный горный поток, который несёт его к огромному водопаду. В эту же реку по стечению обстоятельств падает и его возлюбленная. В конце фильма Вилли удаётся жениться на дочери Кэнфилда и этим положить конец вражде.

Our Hospitality 1923 Buster Keaton
Очередной шедевр Бастера Китона, весьма разнообразный по форме и содержанию. Так, например, пролог вообще не имеет никакого отношения к комедии в принципе и разыгран, как драма в стиле Дэвида Гриффита. Дальше следует погружение зрителя в атмосферу начала XIX века. Китон перемещается по экрану на тщательно воссозданной модели одного из первых велосипедов, ещё не имевших цепи, а затем целая часть фильма посвящена трюкам на одном из первых паровозов. Вместо вагонов используются обычные дилижансы, поставленные на рельсы, поезд порой едет просто по дороге, а рельсы причудливо изгибаются во всех плоскостях. Любовь Китона к старой технике составляет важный пласт «Нашего гостеприимства», и потом из неё вырастет целый фильм — «Генерал». Затем следует борьба героя Китона против разнообразных врагов: людей и сил природы, которая завершается феерическим трюком со спасением девушки, падающей в водопад. Общая фабула настолько же стандартна и предсказуема, насколько неистощима фантазия Китона, постоянно придумывающего разнообразные шутки и трюки (снятые с идеальной технической тщательностью), составляющие собственно основу картины и удивляющие вплоть до последнего кадра.

Singer

«Human Desire», 1954. Неожиданно оптимистический нуар Фритца Ланга

Human Desire 1954 Fritz Lang Glenn Ford Gloria Grahame
Фриц Ланг во второй раз снимает ремейк фильма Жана Ренуара. На этот раз источником стала картина «Человек-зверь». У Фрица Ланга уже во второй раз снимаются в паре Гленн Форд и Глория Грэм. Молодая героиня Глории Грэм по имени Вики замужем за мелким начальником депо Карлом (Бродерик Кроуфорд), который гораздо старшее своей жены и безумно её любит. Однажды, Карл теряет работу. Он просит Вики воспользоваться своим давним знакомством с влиятельным Джоном Оуэнсом (Грэндон Родс). Вики убеждает Джона надавить на руководство депо, и Карл получает работу обратно. Карла начинает мучить страшная ревность, он вынуждает Вики признаться, что она отдалась Карлу. Джон заставляет Вики написать Карлу письмо и назначить свидание в поезде. В купе Джон на глазах Вики убивает Карла. Их замечает машинист из депо Карла по имени Джефф Уоррен (Гленн Форд). Карл отправляет Вики отвлечь Джеффа. На суде Джефф скрывает, что видел Вики и Карла в вагоне убитого. Вики начинает изменять Карлу с Джеффом, который ради неё бросил девушку из приличной семьи. Вики умоляет Джеффа убить Карла. Дело в том, что Карл хранит письмо Вики к Джону, в котором она приглашала его на свидание в поезде. Вики давно уже не спит с Карлом, а он не намерен её отпускать, как собака на сене. Однако, Джефф устоял перед обаянием Вики и не смог убить пьяного Карла, хотя убеждал свою любовницу, что убивать легко. Зато Джефф вернул Вики злосчастное письмо. Вики пытается уехать, но Карл убивает её в поезде.

Human Desire 1954 Fritz Lang Glenn Ford Gloria Grahame
При традиционной для нуара фабуле конец представляется довольно неожиданным. В большинстве случаев, даже если герои не поддавался влиянию роковой красавицы, его всё равно губило порочное окружение. Здесь же Джефф не только не убил Карла, но и вышел сухим из воды и вернулся к своей прежней любви. Дело тут в том, что Фритц Ланг сосредотачивает своё внимание на отношениях внутри пары Карла и Вики. Подходящую пару составляют мрачный Карл, которого сжигает собственническая любовь к жене, и порочная Вики, ложь которой так тесно переплетается с правдой, что она сама не всегда способна в ней разобраться. Они накрепко связаны и не могут разорвать узы этого извращённого брака, не убив друг друга. Усиливают атмосферу голые стены квартиры Вики и Карла и клаустрофобические купе и кабины машинистов. Лишь изредка Ланг вырывает повествование на улицу и длинными планами демонстрирует зрителю череду шпал и поезда. В картине вообще достаточно много ретардаций. Саундтрек в фильме не классический — ненавязчивая, но атмосферная музыка Даниэля Амфитеатрова.
«Страсть человеческая» не так разительно отличается по атмосфере от «Человек-зверь», как «Улица греха» от «Суки». Дело в том, что «Человек-зверь» изначально фильм очень мрачный. Ланг, не имея в своём распоряжении Жана Габена, зато обладая Бродериком Кроуфордом, находящемся на вершине своей карьеры, практически полностью переключил внимание на отношение внутри пары Бакли. Яростная, непримиримая схватка двух супругов, намертво связанных письмом Вики (важное изменение сюжета), психологически намного интереснее и выразительнее, чем сцены с участием выходящего сухим из воды Форда и чем аналогичные сцены в фильме Ренуара. Также Ланг довёл до совершнества использование холодных узких пространств и дополнительно очистил стиль, практически исключив бросающуюся в глаза эстетику из железнодорожных сцен.

Singer

«Shanghai Express», 1932. Штернберг в погоне за экзотикой

Shanghai Express 1932 Marlene Dietrich Josef von Sternberg
Йозеф фон Штернберг – романтик, любит снимать красивые мелодрамы с Марлен Дитрих в экзотических интерьерах. После раскалённого сухого воздуха Марокко Штернберга занесло во влажный и очень опасный Китай. 1931 г., в Китае полным ходом идёт гражданская война. Из Пекина в Шанхай едет поезд, один вагон которого наполнен преимущественно богатыми европейцами. Это достаточно разношёрстая публика: английский военный врач Дональд Харви (Клайв Брук), пуританский миссионер, немецкий наркобарон, игрок, французский офицер, богатый китаец Генри Чанг и другие. Среди них едет известная на весь Китай от Пекина до Шанхая великосветская проститутка по имени Лилия Шанхая, в которую когда-то был взаимно влюблен Дональд Харви. Сюжет имеет параллели с «Пышкой» Мопассана. Посередине пути оказывается, что Генри Чанг – лидер повстанцев. Он задерживает поезд, ослепляет торговца опиумом мистера Баума, а Дональда берёт в заложники, чтобы обменять на своего первого помощника, задержанного ранее. Помимо этого Чанг хочет оставить у себя китаянку Хуэй Фэй или Лилию. Харви вступается за женскую честь. После того, как отпустили правую руку Чанга, он объявляет о том, что ослепит Харви за дерзость. Лилия предлагает себя в обмен на свободу Дональда. Всё заканчивается хорошо. Хуэй Фэй, которую Чанг заставил провести с собой ночь, убивает революционного генерала, и пассажирам удаётся уехать в Шанхай, где Харви и Лилия вновь будут вместе, как и пять лет назад.

Shanghai Express 1932 Marlene Dietrich Josef von Sternberg
«Шанхайский экспресс» горадо лучше «Марокко». В фильме очень серьёзные декорации – перенаселённый копошащийся вокруг поезда на станциях китайский мир, интересное построение кадра – Штернберг часто делит его пополам вертикальной линией. Персонажи проработаны, интересно смотреть на то, как меняется их отношение к Лилии по ходу фильма, как Харви оказывается последним, кто сумел понять и оценить её жертву. Штернберг, как и Марлен Дитрих, определённо выросли за этот год.